Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Дальний Восток дает возможность созидать»

Денис Цесаренко, основатель компании «Спорос», бенефициар селекционно-семеноводческого завода, – о становлении бизнеса и планах на будущее

«Дальний Восток дает возможность созидать»

– Денис Сергеевич, мощность хабаровского завода компании «Спорос» по производству зерновых порядка 20 тыс. т семян в год. Расскажите, пожалуйста, как развивается ваш бизнес спустя четыре года после запуска проекта: что уже сделано, на каком этапе вы сейчас находитесь?

– За четыре года мы сделали основное – построили завод, запустили полноценный операционный бизнес и предоставили возможность всем трем научно-исследовательским институтам Дальнего Востока, которые специализируются на селекции семян, получить масштабную площадку для промышленного производства семян. Мы предлагаем уже порядка 15 сортов разных культур от трех селекционных институтов – Дальневосточного института сельского хозяйства в городе Хабаровске, Федерального научного центра агробиотехнологий Дальнего Востока имени А. К. Чайки в городе Уссурийске и Всероссийского института сои в Благовещенске.

– Производство каких семян вы планируете расширять, работаете ли над импортозамещением, и если «да», какие семена уже заменили?

– Мы сегодня производим семена четырех культур. Первое – это соя, главная культура для Дальнего Востока. Также, конечно, овес, ячмень и гречиха. В будущем мы планируем расширить наш портфель на семена кукурузы, и в этом случае покроем 99 % севооборота Дальнего Востока.

Что касается импортозамещения, то мы работаем в этом направлении и сможем обеспечить местных потребителей исключительно отечественным семенным фондом, но это дело не одного года.

Надо понимать, что семена сои сюда, на Дальний Восток, поступают из двух источников: из Канады и Китая. И их тоже следует разделить на две разные категории. Канадские семена – это то, что в принципе легально ввозилось и размножалось на территории округа. Здесь мы видим потенциальные изменения в политике поставщиков – вполне возможно, они уйдут в ближайшем будущем. Но есть также и импортные семена китайского происхождения, попадающие сюда нелегально, по схемам «серого рынка». Это семена, которые не районированы для Дальнего Востока и даже не находятся в Росреестре селекции, они ввозятся под видом товарной сои и потом распространяются среди фермеров. С этим ведется борьба, и ее нужно продолжать. Вот эти две импортные ниши – как белую, так и серую – мы готовы помочь импортозаместить и представить отечественный вариант. Спрос на Дальнем Востоке очень большой, территория большая, и это займет несколько лет работы как с нашей стороны, так и со стороны институтов по созданию и регистрации новых сортов, которые также будут востребованы на рынке.

– Вы проводили сравнение ваших семян с импортными, которые легальным и нелегальным способом попадают на Дальний Восток, с точки зрения производительности, соотношения цены и качества, чтобы простимулировать фермеров отказываться от импорта, показать им выгоду использования вашего продукта? 

– Безусловно, мы эту работу ведем постоянно. И должен сказать, соотношение цены и качества у нас очень честное, наш товар дешевле легальных импортных семян. Мы не говорим о том, что мы в целом лучше или хуже. Мы честно сопоставимы. И у нас, и у иностранных компаний есть хорошие сорта в портфеле. Но мы, повторюсь, значительно дешевле.  По мере того, что мы начинаем продавать все больше наших семян и все больше аграриев получают свой положительный опыт выращивания урожая на базе нашего материала, у нас появляется больше спроса и дискуссия прекращает быть сугубо академической. Люди видят преимущества наших семян на деле, в своем хозяйстве и на своих полях.

– Вы четыре года ведете успешно бизнес на Дальнем Востоке. Пользовались ли вы какими-то мерами поддержки федерального уровня, регионального? Или, может, хотите использовать, но чего-то не хватает?

– Те меры поддержки, которые мы уже использовали (скорее косвенно), – это субсидии на покупку элитных семян, которые могут получить наши клиенты. Речь о семенах высшей категории, урожай можно оставлять у себя и размножать год и даже два. Покупка сразу на 2–3 года. Государство стимулирует аграриев тратить чуть больше денег в моменте и при этом получать сразу же больше урожая, который можно использовать в дальнейшем в хозяйстве. Эта мера поддержки актуальна, и мы бы хотели, чтобы она оставалась в будущем, потому что способствует увеличению урожая в целом в регионе.

Мы планируем использовать в этом году меру поддержки в виде компенсации расходов на капитальное строительство, т. е. расходов, которые понесли на строительство самого завода, а это львиная доля всех средств, которые мы вложили в проект. Компания также пользуется региональными субсидиями, которые нацелены на то, чтобы помогать аграриям увеличивать и модернизировать парк сельхозтехники.

С точки зрения законодательных инициатив хотелось бы добиться прозрачности на рынке семян, чтобы он стал полностью белым и легальным. Для этого не нужны новые меры и законы, необходимо просто более тщательное их исполнение. Надо строго контролировать то, что завозится на территорию России. Это важно для того, чтобы понимать потом, что растет у нас на полях (это в первую очередь семена-ГМО), поэтому контроль над распространением семян должен быть более тщательный.

– Но как поменять парадигму в умах тех, кто плотно «сидит» на нелегальных семенах? Вопрос не только в жестких проверках, но и в целом – какого-то коллективного договора участников рынка. Вы можете показать другие варианты?

– Это одна из причин, почему мы решили построить наш бизнес, – мы увидели нишу, огромную нехватку качественных семян, которую можно заполнить, на которую есть большой спрос. Мы понимаем, почему раньше аграрии это делали, – не было другого предложения и от безысходности они были вынуждены прибегать и к такому посевному материалу, иначе вообще можно было бы ничего не посеять. Все, что можно сделать с нашей стороны, – это продолжать увеличивать объем нашего производства, помогать людям не только в покупке семян, но и в сопровождении всех полевых работ, чтобы поспособствовать максимально выгодному для них урожаю, и этим подстегнуть их к отказу от покупки «кота в мешке». Показать им, что можно действовать и в рамках закона, и в собственных экономических интересах.

– Вы уже вышли на полную мощность?

– Пока не вышли. Завод загружен на 40 %. Но у нас будет продолжаться существенный прирост производимой продукции каждый год, поэтому, я думаю, в течение 2–3 лет мы выйдем на максимальную мощность. Нам для этого требуется просто больше земли. Это не столько вопрос спроса и инвестиций и невозможности завода начать производить больше и быстрее. У нас цикл длинный. Это – целый год в сельском хозяйстве.

– Каким вы видите бизнес в конце этого года и в следующем году, какие инвестиционные цели ставите?

– Цель более длительная, чем этот год. Хотим создать крупнейший сельскохозяйственный бизнес на Дальнем Востоке, крупнейший по всем параметрам – по выручке, по земле, и немаловажно – по рабочим местам.

– О каких цифрах идет речь? Вы ставите себе какую-то высокую планку: «Вот до этого я доберусь, а потом можно отдыхать»?

– Нет, это противоречит в принципе натуре предпринимателя. Ты не можешь себе поставить планку, после которой ты будешь отдыхать. Ты можешь поставить планку, которой, скорее всего, невозможно достичь, но, если она будет настолько высокой и настолько тяжело достижимой, что ты дойдешь до значимой части пути, наверное, это и будет уже большой успех. Но ни в коем случае не «достичь и отдыхать».

– Расскажите о своих секретах, как справляетесь с нагрузками, которые очевидны при ведении такого большого бизнес-проекта?

– Меня мотивируют плоды моей работы. Когда я поехал на Дальний Восток изучать возможности для «первопроходцев», я понял, что мне доставляет удовольствие. Это процесс создания чего-то нового на пустом месте. Конечно, любой бизнес требует больших энергетических затрат. Но когда ты видишь, во что превращается проект на деле, видишь людей, которым ты дал работу и которые тебе за это благодарны, потому что могут развиваться дальше, – это то, что максимально тебя мотивирует на новые свершения. Возможность созидать – это именно то, что и дает Дальний Восток, в отличие от более освоенных мест.