Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дрожь моллюсков

Дражный промысел моллюсков - варварство или способ добычи двустворчатых, который ничем не хуже других?

Последние несколько лет вокруг добычи донных моллюсков в Приморье и на Дальнем Востоке поднялась настоящая муть – в буквальном смысле. Общественность Владивостока активно выступила против промысловиков, которые тралят морское дно, на что имеют полные законные основания. Живущие у моря шокированы последствиями, к которым, приводит такой способ добычи. Они утверждают, что вместо естественного богатого живностью морского дна остается самый настоящий «лунный ландшафт». Но тревогу обывателей разделяют далеко не все биологи.

Дрожь моллюсков
Фото: Дмитрий Анашкин

Дражный промысел

В марте, когда сходит лед, малые рыболовные сейнеры (МРС) выходят на акваторию Амурского и Уссурийского заливов. У некоторых из них на корме – драга, конструкция, предназначенная для выкапывания и сбора ракушек. Она напоминает собой расческу, установленную на металлической раме, которая опускается на морское дно, погружает зубья на глубину до 30 сантиметров и прочесывает мягкий грунт, собирая двустворчатых в сетчатый мешок. Драгу буксируют низкой скоростью примерно 3 метра в минуту. После подъема и выгрузки на борту отбираются раковины только товарного вида и размера, битая и мелкая ракушка выбрасывается за борт. Как и то, что не является предметом лова: трава, камни, песок, грунт. Прилов, а это другие ценные виды водно-биологических ресурсов, также должны быть выпущены обратно в море. Проходя по морскому дну, драга взмучивает воду, и она еще долго не оседает на дно, этим и объясняется мутный след от сейнера.


Драга работает в Тавричанском лимане
Фото: Дмитрий Анашкин

Дражным способом в Приморье разрешено добывают анадару и спизулу. Водится анадара чаще на мелководье в мягком илистом или песчаном дне. Моллюски обычно закапываются в грунт на глубину до полуметра, это их привычная среда обитания. Таких мест обитания, где обитают эти редкие двустворчатые, в Амурском и Уссурийском заливах, а также в ряде других мест Приморья, немало.

Эти моллюски – ценный промысловый вид, который особенно ценится в странах Азии. Анадару, или как ее еще называют, - красная, или кровяная ракушка, - начали добывать в Приморье еще в конце 90-ых. Добыча шла на экспорт, чаще всего в Японию, Китай. В этих странах хорошо знают, что анадара – мощный энергетик, кладезь редких аминокислот, минералов и витаминов в большой концентрации, способный излечивать от ряда недугов. В Стране восходящего солнца он считается самым дорогим деликатесом.


Анадара
Фото: pixabay.com

Спизула, или песчанка (русское название говорит само за себя – эта ракушка также зарывается в песок на небольшой глубине) ценится за богатый состав и свойства активизировать кроветворную функцию, улучшать работу сердечно-сосудистой и нервной систем.

В последние годы стали добывать и корбикулу – небольшого моллюска, который также ценен своими лечебными свойствами. Он обитает в тех местах, где морская вода разбавляется речной. Она доступна даже для ручного сбора, поскольку селится на глубине от одного метра. Тавричанский лиман, являющийся природоохранной зоной, место, где впадает в Амурский залив река Раздольное – одно из мест, где селится корбикула.

Активный промысел зарывающихся моллюсков в нулевых годах привел к резкому сокращению запасов. Их стало настолько мало, что наблюдениями за популяцией стали заниматься местные ученые, но и это не помогло. Еще в 2006 году местные СМИ писали: «Между тем ситуация с двустворчатыми моллюсками у берегов Приморья в последние годы складывается прямо удручающая, уверенно заявляют ученые. В водах Японского моря обитает их свыше 150 видов, и большинство из них на грани исчезновения.» (Электронная версия газеты "Владивосток" №2066 от 14 дек. 2006, статья «Анадара – морской дар»). Уже тогда эксперты пророчили, что через десять лет морское дно у берегов Приморья может превратиться в «подводную пустыню». Виной тому – ухудшающаяся экология, изменение климата, а также «разграбление биоресурсов». Ученые уже тогда обращали внимание на то, что «иногда вылов у законных пользователей участков производится сверх лимита».

Деятельность по сбору моллюсков с помощью драг регулируется Законодательством о рыболовстве и сохранении водных биоресурсов. Оно состоит из Федерального закона № 166-ФЗ от 20.12.2004 N 166-ФЗ (ред. от 08.12.2020) «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», других федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации. Основой осуществления рыболовства и сохранения водных биоресурсов являются Правила рыболовства. Районы промысла в Приморском крае, в том числе моллюсков, определяются Правилами рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна, утвержденном Минсельхозом России (приказ № 267 от 23.05.2019).

В Приморье, при общей биомассе двустворчатых моллюсков 68 000 тонн, разрешено и добывается ежегодно от 1500 до 2000 тонн всех видов ракушек. Между тем, как утверждают защитники моря, такой способ вылова не только наносит вред морскому дну, убивая все живое, но и под действием волн и течений меняет береговую линию и в целом прибрежную экосистему.

Драги - вон! 

Несколько лет назад неравнодушная общественность Владивостока вновь серьезно встревожилась. Жители Владивостока обращались в местные СМИ с просьбой разобраться с тем, что происходит. Сейнеры стали появляться в местах массового отдыха – на популярном пляже Шаморы (бухта Лазурная), в бухте Муравьиная. МРСы были замечены в Хасанском районе: бухтах Маньчжурка, Бойсмана, Нарва, Табунная, Баклан. Промысел велся близко к берегу, на глубинах 3-5 метров.

Ученые вновь заговорили о вреде, наносимом драгами экосистеме морского дна. Так, доктор биологических наук, профессор Надежда Христофорова выступила в одной из публикаций популярного городского сайта с достаточно радикальным посланием: «Дражный промысел означает одно – сгрести все дно. Все, что на нем живет. Драга – жесточайший инструмент. Она очень тяжелая и буквально сгребает все, что живет на дне. Поэтому этот вид промысла очень жесткий и жестокий. Он просто уничтожает все. Крупного моллюска с хорошей раковиной раздавить таким способом тяжело, поэтому их так и добывают» (https://www.newsvl.ru/vlad/2019/04/12/179761/).

В 2020 году возмущение жителей достигло своего пика. В социальных сетях и медиа громко обсуждались подводные видео, заснятые Президентом Федерации подводного спорта Приморья Дмитрий Анашкиным. Ныряя на задержке дыхания, он наблюдал за тем, как изменялось дно в результате прохождения драг.

«Что видит человек с берега? Просто небольшие кораблики медленно плавают неподалеку от берега. Все выглядит вполне безобидно. В это время под водой совсем другая картина. После драги я видел осадок взвеси на водорослях, порванные черви, поломанные ракушки, оглушенная рыба, пустое, практически мертвое дно. Также наглядно видна разница между нетронутым дном с естественной экосистемой. Такие точечные удары по экосистеме в ее самых уязвимых местах, на глубинах менее 30 метров, наносят непоправимый ущерб биоразнообразию. Варварский дражный способ добычи спизулы или анадары скрыт под водой и его никто не видит», - утверждает Анашкин.

С призывом запретить дражный лов в сентябре 2020 года общественник выступил на Общественном экспертном совете по экологической безопасности, сохранению окружающей среды и воспроизводству биологических ресурсов в Приморском крае.

По мнению Анашкина, то, что драга не является запрещенным орудием лова, является пробелом в Правилах рыболовства, который необходимо исправить. В качестве доказательства водолаз приводит в пример запрет на использование донных тралов на глубинах менее 20 метров, который уже существует в Правилах рыболовства. Ранее, также по причине нанесения урона ущерба морю, были запрещены жаберные сети и китобойный промысел, - они считаются варварскими на сегодняшний день.

«Проблема донных тралов гораздо более масштабна, хорошо изучена и поэтому ее уже давно решили. Драги оказывают гораздо более сильное негативное воздействие на морское дно, чем донный трал, но они используются локально, практически незаметно в общих масштабах. Если провести экспертизу и посчитать ущерб, регулярно наносимый природе, то дражный промысел может стать экономически нецелесообразным», - считает Анашкин.

Ложная тревога?

С президентом федерации подводного спорта промышленники не согласны. Как рассказали в ООО «Акватехнологии», которому принадлежат МРСы, осуществляющие вылов драгами в акватории Приморья, сегодня рыбная наука использует предосторожный подход и позволяет вылавливать всего 3-4% от запасов. Наделению пользователя квотами предшествует определение общего допустимого улова (ОДУ). Он устанавливается Федеральным агентством по рыболовству. Установлению ОДУ предшествует утверждение Росприроднадзором положительного заключения Государственной Экологической Экспертизы   материалов  ежегодных исследований в районах добычи с оценкой воздействия на окружающую среду. Исследования проводят ученые ФГБНУ «ВНИРО». Оценивается состояние запасов, влияние промысла на окружающую среду, на донное население (бентос),  изучается прилов и т.д.

«В течение короткого периода времени следы работы драги полностью исчезают. По наблюдениям, уже через час после работы на илистых грунтах водолаз не обнаружит ни дорожки от гидроразмыва, ни следов зубьев – морские волны перемешают грунт, а концентрация грунта в водном слое вернется в норму. Работа драги происходит в верхних слоях песчаных или илисто-песчаных грунтах, при этом зубья драги пропускают мелкую не промыслового размера ракушку, ширина захвата грунта до 2,5 метров», - говорит заместитель генерального директора ООО «Акватехнологии» Александр Троян.

Научная «драгтовка»

Согласно последним материалам Тихоокеанского филиала ФГБНУ «ВНИРО», которые провели мониторинговые исследования с августа по ноябрь 2020 года на акваториях промысловых скоплений двустворчатых моллюсков в Амурском и Уссурийском заливах, никакого вреда от драг они не обнаружили. 

«Применение драг с гидравлическим размывом для лова закапывающихся двустворчатых моллюсков не наносит заметного ущерба донному биоценозу, что объясняется низкой скоростью драгирований – порядка трех метров в минуту, а также биологическими особенностями этих животных, селящихся на песчаных и илисто-песчаных грунтах, где они являются доминирующими представителями макробентоса», - говорится в статье, опубликованной на сайте Тихоокеанского филиал ФГБНУ «ВНИРО» (http://tinro.vniro.ru/ru/novosti/item/118-drazhnyj-promysel-v-primor-e-slukhi-i-fakty).

Приморье не единственный регион, где общественность борется против уничтожения морских биоресуров. Так, жители Сахалина много лет подряд наблюдают подобной во Владивостоке картину в акватории Анивского залива.

«Каждый год мы видим, как добывающий флот близко подходит к пляжу залива Анива и ведет промысел. Грубо говоря, они выгребают эту территорию. Когда это происходит, народ возмущается. Промышленники меняют локацию и продолжают свое дело. Я считаю этот способ добычи варварским, сахалинские экологи тоже. Но у промышленников есть законные квоты, все эти вопросы решаются в Москве, и местное население на их изменение повлиять не может. Так происходит по всему Дальнему Востоку. Я ныряю с 1980-ых годов и вижу, что экология становится все хуже», - говорит дайвер, подводный охотник, представитель рыболовного клуба «Сахалин – Курилы» Владимир Большаков.

Этот конфликт общественников и промышленников повторяется ежегодно с приходом сезона, но говорить о победе одной из сторон пока не приходится. МРСы продолжают перепахивать дно и собирать ракушку, а жители приморских городов – сетовать на то, что их любимые заливы и бухты подвергаются столь жесткому воздействию. 

Надеясь, что ситуацию с дражным ловом прокомментируют отраслевые специалисты, редакция EastRussia направила запрос в Приморское территориальное управление Росрыболовства, оттуда его переадресовали в центральный аппарат ведомства в Москву, но за семь предусмотренных законом дней ответ на запрос получен не был.   

24 июня: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика