Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

И уголь взять, и нейтральности добиться

Угольная промышленность должна адаптироваться в борьбе России и мира с климатическими изменениями

Россия, экономика которой планирует выйти на углеродную нейтральность к 2060 году, не будет радикально отказываться от угольной генерации, говорилось на полях состоявшейся 13-15 октября в Москве Российской энергетической недели (РЭН). Тем не менее, доля угля в энергобалансе страны будет снижаться, а некоторым угледобывающим регионам уже сейчас нужно стимулировать появление рабочих мест, не связанных с добычей топлива. В свою очередь у угольщиков особые опасения вызывают излишние регулятивные меры, к которым государство может прибегнуть в целях снижения углеродного следа.

И уголь взять, и нейтральности добиться
Фото: pixabay.com

В последние годы в мире набирает силу концепция энергетического перехода, направленная на постепенное вытеснение ископаемых энергоресурсов, в первую очередь угля. С учетом новой климатической повестки будет актуализирована Энергетическая стратегия РФ, утвержденная в прошлом году.

Объекты угольной генерации в России вырабатывают ежегодно порядка 140 млрд кВт/ч электроэнергии. Уже к 2030 году объем выработки может снизиться до 136 млрд кВт/ч. При этом в стране продолжится рост энергопотребления, обеспечивать который должны объекты с низким углеродным следом (ГЭС, АЭС, солнечная и ветроэнергетика). Как в этой связи быть угольщикам, обсудили на тематической сессии «Будущее угольной энергетики в эпоху борьбы за климат: конец или новое начало?», состоявшейся в рамках РЭН.

 

Угольной генерации поставили диагноз

Согласно планам Минэнерго, в России собираются вводить низкоуглеродные сертификаты, которые должны стимулировать производство возобновляемой энергии. Ее поставщики получат дополнительную прибыль, а компании-потребители – «зеленый» имидж, который укрепит рыночные позиции. По оценке министерства, объем такой энергии в рамках системы сертификации к 2050 году превысит 400 млрд кВт/ч.

Что касается энергетического угля, то, как рассказал замминистра энергетики РФ Павел Сниккарс, в его потреблении заложен достаточно консервативный сценарий. «Мы рассмотрели для себя поэтапный эволюционный вывод угольной генерации. Это не какие-то резкие действия, ни в коем случае не запрет», – заверил чиновник. «Мы не видим пока в ближайшей перспективе, если говорить о периоде с 2024 по 2035 годы, энергобаланса России без угольной генерации. На сегодняшний день она у нас не такая высокая - порядка 12,5-13%», – добавил он.

В дальнейшем этот процент пойдет на снижение. Как сообщил замглавы Минэнерго, если не произойдет существенных сдвигов с точки зрения модернизации электростанций по улавливанию CO2, вовлечения в оборот золошлаковых отходов, то доля угольной генерации в РФ к 2050 году составит 4,5%. При этом энергопотребление к данному времени возрастет примерно до 1,5 трлн кВт/ч ежегодно (в 2019 году оно составило 1,075 трлн кВт/ч).

Глава Кемеровской области Сергей Цивилев не согласился с таким прогнозом. «Думаю, с цифрами, которые называет Министерство энергетики, можно еще поспорить. Я вижу гораздо больше перспектив угольной отрасли и особенно угольной отрасли в России», – заявил он.

При этом губернатор не возражает против развития ВИЭ. «Пусть каждая страна идет своим путем. Если им нравится строить ветрогенераторы и солнечные панели, если это устраивает их население, если они оценивают, какие последствия будут от таких решений, – ну и слава богу», – считает господин Цивилев.

При этом губернатор не преминул высказаться по поводу разразившегося международного энергокризиса. По данным кузбасского губернатора, цена 1 МВт/ч во многих европейских странах превысила €300. Причем в Польше она составляет €141, поскольку угольная генерация там достигает 80% в энергобалансе. «Примерно €120 стоит МВт/ч, произведенный из угля, а на газу - €200. Про ВИЭ я уже не говорю. Почему должно навязываться, чтобы дешевая генерация ушла, а пришла дорогая. Это же ударит по людям», – возмутился глава угледобывающего региона.

На защиту отрасли встала и главный исполнительный директор Всемирной угольной ассоциации (WCA) Мишель Манук. «В рамках ЦУР (Цели устойчивого развития; ЦУР ООН, принятые в сентябре 2015 года, охватывают ряд глобальных направлений, в том числе борьбу с климатическими изменениями – Прим. ред.) ничего нет против угля как такового. Речь идет о том, чтобы энергия была доступна», - сказала госпожа Манук. Вместе с тем, признала она, декарбонизация – это то, чего желает общество, и членам WCA придется считаться с этим.

 

На второй круг

Директор Института углехимии и химического материаловедения Сибирского отделения РАН Зинфер Исмагилов убежден, что доля угля в энергобалансе России сохранится в пределах 10% при условии развития продвинутых технологий. Это касается подготовки угля, его сжигания, переработки (по оценке эксперта, например, в КНР ежегодно перерабатывают свыше 100 млн т угольного сырья в различные полезные продукты), но главное газификации твердого топлива с получением водорода. Пока что в России такого производства нет, хотя оно считается экономически выгодным.

«Одновременно следует повышать КПД при использовании угля. Чем оно выше, тем ниже выбросы CO2. Отсюда будет больше шансов у угля идти в экономику», - пояснил Зинфер Исмагилов.

В деле снижения парниковых газов нужно активно вводить хозяйственный оборот золошлаковые отходы, продолжила директор центра отраслевых исследований и консалтинга Финансового университета при правительстве РФ Ирина Золотова. К примеру, в Индии утилизируются более 60% золошлаков, они идут в основном на выпуск строительных материалов.

Кроме того, из отходов сжигания угля можно наладить вполне конкурентоспособное производство глинозема, рассказала госпожа Золотова. В 2019 году Россия стала третьей страной в мире по выпуску алюминия (3,6 млн т), при этом потребности алюминиевой промышленности в сырье далеко не покрываются внутренним производством. Технология извлечения глинозема из золошлаков позволила бы снизить импортную зависимость РФ.

Собственным опытом в диверсификации производства поделился гендиректор АО «СУЭК» Степан Солженицын. В Красноярском крае путем полукоксования угля компания наладила выпуск бездымных топливных брикетов, которые стали быстро завоевывать местный рынок. По мнению менеджера, именно за счет рыночных механизмов должны формироваться в условиях актуальной климатической повестки запросы к энергетикам и их поставщикам.

«Мы понимаем, что работаем не с регулятором потребления, мы имеем дело с людьми на настоящем рынке, и это гораздо интереснее и правильнее. Когда мы знаем, что этот продукт для них востребован – такая опора, на которой все стоит, намного лучше. Поэтому не нужно прогнозировать, какая доля угля в топливо-энергетическом балансе. Не только потому, что прогноз – дело неблагодарное, а потому что этот выбор должен быть в руках не нас, как поставщиков, и не регулятора или чиновника, а потребителя, которому должна быть предоставлена лучшая возможность достичь своей цели – будь то декарбонизация или использование таких продуктов», - считает Степан Солженицын.

 

Азия нам поможет

Если будущее внутреннего потребления угля вызывает определенные опасения, то относительно экспортных поставок у угольщиков, кажется, большая уверенность. По словам гендиректора СУЭК, в западных развитых странах еще 20-30 лет назад были внедрены прогрессивные технологии, значительно сокращающие загрязнение воздуха. Сегодня они активно осваиваются Китаем и Индией, где промышленность даже в условиях концепции низкого углеродного следа пока не собирается отказываться от угля.

Стоит сказать, на полях Российской энергетической недели с индийской стороной был подписан меморандум по сотрудничеству в области поставок коксующегося угля. Соглашение направлено на увеличение продаж российского сырья для металлургии до 40 млн т ежегодно. Для сравнения, сейчас в Индию поставляется из РФ порядка 8 млн т всех видов углей.

В последнее время российский уголь укрепляет свои позиции на премиальных и растущих азиатских рынках. Именно страны АТР поддержали ряд отечественных экспортеров во время спада производства из-за пандемии и ухудшения конъюнктуры в странах Европы. В 2020 году добыча угля в России по сравнению с 2019-м упала на 40 млн т - до 401 млн т. Экспорт же, достигший 195 млн т, вырос незначительно – на 0,9%. Тем не менее прошлогоднее сокращение поставок в западном направлении было снивелировано ростом в восточном: через тихоокеанские порты, примыкающие к Дальневосточной железной дороге, отправлено экспортного угля почти на 6% больше, чем годом ранее.

Положительная динамика сохраняется. В адрес стивидоров Дальнего Востока за 9 месяцев 2021 года железнодорожным транспортом отправлено 71,4 млн т экспортного угля – это почти на 3% превышает прошлогодний результат. На восточное направление приходится более половины угольного экспорта, погруженного на сети РЖД в адрес морских портов России (в январе-сентябре его объем составил 137,3 млн т).

О том, что азиатские страны не рассматривают отказ от российского угля, говорит помощник руководителя администрации президента РФ Анатолий Яновский. В качестве примера он привел Восточную горнорудную компанию, разрабатывающую на Сахалине Солнцевский разрез. Чтобы увеличить с него экспортные поставки, которые в большом объеме следуют в Японию, ВГК строит 22-километровый ленточный конвейер от месторождения до порта Шахтерск. «Очевидно, инвестор проекта вкладывая немалые деньги, наверное, просчитал свое будущее. И очевидно, что люди, которые работают на этом предприятии, будут иметь работу и в будущем, по крайней мере, на срок окупаемости этого конвейера», - сказал господин Яновский.

Однако не во всех российских угледобывающих регионах ситуация одинакова. Та же Кемеровская область, где сконцентрировано большое количество шахт и разрезов, накопила значительный экологический ущерб. «Правительство думает об этом, и есть поручение президента РФ о том, чтобы найти способы стимулирования создания в Кузбассе новых рабочих мест, не связанных непосредственно с добычей угля. Насколько удастся реализовать программу, второй вопрос. Мы с Сергеем Евгеньевичем (Цивилевым – Прим. ред.) сторонники того, чтобы такие рабочие места были полезны и реалистичны, а не придумывать нечто, что несвойственно шахтерам», - резюмировал Анатолий Яновский.

7 декабря: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика