Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Попасть в рыночное окно

России надо успеть наладить производство оборудования для производства и транспортировки СПГ пока рынок этого сырья не заняли другие игроки

К 2030–2035 году мировое потребление сжиженного природного газа может возрасти до 700 млн т ежегодно, при этом Россия рассчитывает занять 15–20% этого рынка. Однако уход с рынка многих зарубежных партнеров остро ставит вопрос о необходимости обеспечить газовиков своим высокотехнологичным оборудованием. Насколько возможно заместить иностранные технологии для российских СПГ-проектов, обсуждали участники отраслевого сообщества на Петербургском международном экономическом форуме.

Попасть в рыночное окно
Фото: ПАО «Новатэк»

Назад в СССР

Если раньше предполагалось, что потребление сжиженного газа в мире к 2030 году достигнет 500–550 млн т (в последний период оно составляет порядка 300–350 млн т ежегодно), то сейчас прогнозы увеличены. «700 млн т к 2030–2035 году является той цифрой, на которую можно вполне ориентироваться. Это значит, что мы должны максимально задействовать наш ресурсный потенциал, чтобы занять максимальную долю рынка», - заявил первый замминистра энергетики РФ Павел Сорокин.

Наращивание производства данного продукта – общемировой тренд. За последние годы наибольший вклад в растущее потребление газа (сейчас доля этого вида топлива в энергопотреблении мира составляет примерно 23%) дала именно торговля СПГ.

Правда, в период низких цен на энергоносители и пандемию ход реализации новых СПГ-проектов по всему миру замедлился, однако ситуация стала меняться, и с текущим взлетом цен на углеводороды ожидается ускоренный ввод новых производств.

Россия претендует на 15–20% рынка, то есть к 2030–2035 годам может вчетверо увеличить выпуск сжиженного природного газа – до 120–140 млн т ежегодно. Для его производства имеется огромная ресурсная база. Как отметил председатель правления ПАО «Новатэк» Леонид Михельсон, запасы только в арктической зоне составляют порядка 32 трлн куб. м природного газа. Для примера, Катар, крупнейший в мире производитель СПГ, располагает уникальным месторождением Северное, оценка запасов которого варьируется от 24 до 28 трлн куб. м.

Справка:

К настоящему времени в Ямало-Ненецком автономном округе реализован проект «Ямал СПГ» (50,1% в нем имеет ПАО «Новатэк», 20% – TotalEnergies, 20% – CNPC, 9,9% – Фонд Шелкового Пути), сырьем для которого выступает газ Южно-Тамбейского месторождения. С 2017 по 2021 год на заводе введены в строй четыре технологические линии. В прошлом году предприятием произведено 19,64 млн т СПГ.

Еще один перспективный проект в ЯНАО - «Арктик СПГ 2». Ресурсной базой будущего производства является Утреннее месторождение, расположенное на полуострове Гыдан, примерно в 70 км от проекта «Ямал СПГ» через Обскую губу. Проектом предусмотрено строительство трех технологических линий. Общая мощность составит 19,8 млн т СПГ и до 1,6 млн т стабильного газового конденсата в год.

Со временем за счет Ямала и Гыдана в РФ предполагается довести ежегодное производство сжиженного газа до 80–90 млн т, прогнозируют в Минэнерго. Кроме того, увеличить выпуск этого энергоносителя возможно благодаря сахалинскому шельфу и запасам Якутии (как известно, в республике проект крупнотоннажного СПГ инициировал ЯТЭК, контролируемый «А-Проперти» Альберта Авдоляна).

Но сегодня, когда многие западные партнеры покидают российский рынок, стране, по сути, нужно создать новую отрасль промышленности, которая обеспечит технологическим оборудованием производителей сжиженного газа: насосами, теплообменниками, компрессорами, системой пожаротушения и пр.

«В конце 1970-х газопровод «Союз» прокладывался на импортных трубах и американских газоперекачивающих агрегатах. В 1981 году, когда уже приступали к строительству трубопровода Уренгой – Помары – Ужгород, США ввели санкции (администрация президента Рейгана тогда объявила эмбарго на поставки в СССР высокотехнологичного американского оборудования – Прим. ред.) Тогда была задача срочно самим начать производить все комплектующие, и первую нитку ввели частично с советскими трубами и агрегатами. Затем постепенно освоили эти позиции до полной локализации газопроводов. Как и в 1980-е нужно повторить рывок, несмотря на то, что СПГ-оборудование, конечно, несравнимо сложнее», - заявил Леонид Михельсон.

Наука для производителя

В Минэнерго считают, что реализация СПГ-проектов – редкая возможность, когда отрасль на 10–15 лет может быть обеспечена твердыми заказами. «Это шанс для промышленности получить некий драйвер и базового заказчика и дальше использовать базовый заказ, компетенции и денежный поток. Уже на базе этого можно развивать другие компетенции и производить другое оборудование», - подчеркнул Павел Сорокин.

В свою очередь бизнес рассчитывает на помощь государства, которой пока недостаточно. По словам господина Михельсона, еще на этапе создания проекта «Ямал СПГ» говорилось о важности запуска специальной программы для российских предприятий, локализующих СПГ-оборудование. Начиная с 2017 года, были соответствующие поручения, готовилась дорожная карта, но во многом эти документы не были подкреплены финансированием.

«Из первоначально заявленного объема в 23 млрд руб. <на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы> Минфином выделено 2,8 млрд руб. Из них 1,3 млрд руб. – Росатому, который с привлечением собственных средств построил уникальный стенд, позволяющий испытывать насосы и детандеры на СПГ. Оставшиеся 1,5 млрд руб. выделены на НИОКРы по семи позициям оборудования из необходимых, как минимум, 18-ти. И выделенная сумма компенсирует примерно 36% затрат производителей на эти НИОКРы», – рассказал глава «Новатэка».

Он сообщил, что на научные разработки, которые должны быть применены в промышленном производстве по сжижению газа, нужно около 24 млрд руб. При этом предлагается пересмотреть подход к выделению государственных средств на данные цели. Эффективность финансирования по линии Минпромторга прежде рассчитывалась в зависимости от того, какой объем выручки принесет разработка. К примеру, на 1 руб. полученной господдержки нужно было обеспечить 5 руб. выручки за счет реализации продукции, созданной в рамках инновационного проекта.

Но такой принцип не устраивает конечного пользователя оборудованием. В частности, «Атомэнергомаш» («дочка» Росатома) сделал качественный погружной криогенный насос, но предлагает его по цене почти в два раза выше, чем «Новатэк» до того покупал в Японии, посетовал Леонид Михельсон. «В мире такие задачи решаются венчурными инвестициями, в принципе выделение субсидий должно быть схоже с финансированием стартапов. Вместо объема выручки от продажи оборудования целевым показателем должен стать сам факт применения оборудования при реализации СПГ-проектов. Отчетность надо упростить», – подчеркнул топ-менеджер.

Государство рассмотрит возможность расширения господдержки научно-конструкторских разработок, в свою очередь заверил замминистра промышленности и торговли России Михаил Иванов. «У нас действует механизм налогового вычета на инвестиции в НИОКР с коэффициентом 1,5. Сегодня 1 руб. вложенных в НИОКР <средств> дает возможность с коэффициентом полтора вычесть эту сумму из налогооблагаемой базы. Давайте посмотрим на то, чтобы расширить перечень технологических направлений, по которым дается такая поддержка, и сделать отдельный раздел, посвященный технологиям СПГ», – заявил чиновник.

Тяга к высокому

Сейчас стоит важный вопрос, насколько Россия сможет ускорить разработку собственных технических и технологических решений для СПГ-отрасли, а также запустить их в серию. За рубежом соответствующая индустрия формировалась десятилетиями. «Если говорить про крупнотоннажные заводы СПГ, то основной является технология смешанного хладагента. Крупным лицензиаром здесь выступает немецкая Linde. Как инжиниринговая компания она шла к этому опыту 40 лет», – приводит пример Михаил Иванов.

Впрочем, российские производители достаточно амбициозны. Так, «Атомэнергомаш» освоил производство среднетоннажных спиральновитых теплообменников (является одной из центральных технологических систем СПГ-завода). В его планах – расширение номенклатуры оборудования для проектов крупнотоннажного производства. «Это огромная колонна, в которую уложено 500 км трубы <малого диаметра>, что даже сложно представить. Это тот высокотех, которым сегодня оснащаются современные заводы», – говорит замглавы Минпромторга.

На серьезное сотрудничество рассчитывают «Силовые машины». Первоначально предполагалось, что «Арктик СПГ-2» будет оснащен турбинами LM9000, разработанными General Electric совместно с Baker Hughes под нужды производства сжиженного газа. «Но в условиях ограничений поставки мы получили запрос от «Новатэка» на альтернативные варианты технических решений с использованием российского оборудования», - проинформировал гендиректор АО «Силовые машины» Александр Конюхов.

Компания предложила свои разработки. «Речь идет о том, что можно поставить для «Арктик СПГ 2» на три очереди от 9 до 12 турбин ГТЭ-170», - уточнил руководитель концерна. Головной образец такой турбины будет готов в этом году, а со следующего начнутся коммерческие поставки – но сначала для Нижнекамской ТЭЦ и «Интер РАО». Только к 2025 году, уточнил Александр Конюхов, оборудованием может быть обеспечен «Новатэк».

Для оптимизации затрат целесообразно более широко задействовать имеющиеся в стране площадки и компетенции, убежден замкоммерческого директора ООО «Газпромбанк Развитие активов» Арсений Наумов. «В портфолио «Новатэка» есть проекты гораздо меньше, но которые всем инжиниринговым компаниям-участникам дадут возможность, не рискуя деньгами, подтвердить работоспособность технологии», - обратил он внимание.

При этом немаловажно, что выигрывается время, которое критично в нынешней ситуации. В случае если процесс появления новых СПГ-мощностей в РФ начнет отставать от мирового тренда, рыночное окно возможностей для российского продукта будет уменьшаться, предупреждает председатель правления ПАО «Новатэк».

29 июня: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика