Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Россия и КНДР – рядом, но не вместе

Отношения России и КНДР стали затянувшейся прелюдией – совместные проекты вязнут в трясине, где густо замешаны риски, санкции, амбиции и пандемия. Связи, предполагавшиеся тесными, превратились в символические.

Самый короткий участок госграницы Российской Федерации – это участок между РФ и КНДР. Она вся проходит по воде – по реке и по морю, и в общей сложности не превышает 40 километров. Такая малая протяженность взаимного контакта в наши дни стала отражением и двусторонних связей между странами-соседями.

Россия и КНДР – рядом, но не вместе
Фото: https://koreya24.ru/

ПАРТНЕРСТВО С ИСТОРИЕЙ

Начало развития двустороннего торгово-экономического взаимодействия России и КНДР было заложено в 1949 г., когда было подписано Соглашение об экономическом и культурном сотрудничестве между СССР и КНДР. Однако после распада СССР в 1991 г. наблюдалось резкое сокращение российско-северокорейского взаимодействия, активизация отношений произошла в 2000 году. Правовую основу современных отношений России и КНДР составляют Московская и Пхеньянская декларации, подписанные в начале 2000-х. Основным инструментом взаимодействия России и КНДР в экономике является Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, созданная в 1991 г. В результате деятельности комиссии было подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в области электроэнергетики, организована работа подкомиссии по лесной промышленности и подкомиссии по научно-техническому сотрудничеству.

В сентябре 2012 г. подписано двустороннее соглашение России и КНДР по развитию экономического сотрудничества. Соглашение урегулировало задолженность КНДР перед Федерацией по кредитам (ратифицировано в мае 2014 г.). Ряд экспертов считал, что после этого начнется интенсификация двустороннего сотрудничества, так как исчезнет источник напряжения в лице неподъемных долгов, однако заметного роста не произошло и это позволило констатировать, что это долги перед РФ не являлись фактором напряжения во взаимоотношениях двух стран.

После Крымской весны и введения западных санкций в отношении РФ, Москва предприняла разворот на Восток, увеличивая взаимодействие с азиатскими странами. В связи с этим произошел всплеск дипломатической активности России в отношении КНДР, что позволило журналистам и ряду экспертов говорить о возвращении России в Северную Корею. В 2014-2015 гг., состоялся ряд визитов российских высокопоставленных делегаций в КНДР: в Пхеньяне побывали полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, президент Татарстана Рустам Минниханов, а также губернаторы Приморского и Хабаровского краев. Особое внимание привлекло заявление Александра Галушки, тогдашнего министра по развитию Дальнего Востока и председателя Российской части Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству между РФ и КНДР. В 2014 году во время очередной сессии этой комиссии Галушка заявил, что к 2020 году объем торговли между Россией и КНДР следует довести до 1 млрд. долларов. Поскольку до 2014 года товарооборот между РФ и КНДР десять лет колебался на уровне 100―150 млн. долларов, обещанный миллиард означал почти десятикратное увеличение объема торговли. Помимо этого страны договорились о введении рублевых расчетов по экспортно-импортным операциям. Крупным инвестиционным проектом был сервис «РЖД Логистика» по разгрузке портов Дальнего Востока и направлению грузооборота по магистрали Транссиба.

Однако информационный шум вокруг «возвращения Москвы в Пхеньян» к концу 2015-го утих, и у этого молчания были причины: никакого возвращения не произошло, а вместо обещанного десятикратного увеличения товарооборот, наоборот, снизился. Основной причиной этого стали международные санкции по отношению к КНДР, а также введенные некоторыми странами нелегитимные односторонние ограничения, которые серьезно осложнили дальнейшее развитие двусторонних экономических связей. В 2017 году российско-северокорейский товарооборот составил 77,9 миллиона долларов. По итогам 2018 года товарооборот России с КНДР составил 34,065 миллиона долларов, уменьшившись на 56,26% по сравнению с 2017 годом. Объем экспорта России в КНДР составил 32,082 миллиона долларов, импорта – 1,983 млн долларов. Товарооборот России с КНДР по итогам 2019 года увеличился более чем на 40% и составил 48 млн долларов. Уточняется, что КНДР импортировала из России товаров на 44,9 млн долларов, из них 27,2 млн. долларов приходятся на нефтепродукты. При этом экспорт из Северной Кореи в Россию составил 3 млн. долларов, из них 1,6 млн. долларов – музыкальные инструменты. Доля КНДР во внешнеторговом обороте России составила 0,0072%.

На данном этапе Россия является традиционным торгово-экономическим партнером КНДР. Основу российского экспорта составляют минеральные продукты и продовольственные товары, а так же сельскохозяйственное сырье. Импорт представлен музыкальными инструментами, машинами, оборудованием и транспортными средствами, продукцией химической промышленности. Работает Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. В марте 2019 года состоялось ее девятое заседание. Россия регулярно оказывает КНДР гуманитарную помощь, как на двусторонней основе, так и по линии международных организаций. Динамику торговли России и КНДР характеризует большая волатильность. Ввиду незначительного по объемам сотрудничества, влияние на его динамику оказывают как экономические – отсутствие стабильного спроса на несырьевые товары, слабые производственные связи, недостаток опыта сотрудничества в рыночных условиях, так и политические факторы. По официальным данным за 2019 г., РФ стала главным поставщиком нефтепродуктов в КНДР, что говорит о значимости для Пхеньяна торговых отношений с Россией. До вступления в действие запрета СБ ООН на экспорт рабочей силы из КНДР активно развивалось сотрудничество по линии привлечения северокорейских трудовых мигрантов для работы в России.

РАБОЧАЯ СИЛА - МИГРАНТЫ

Одним из взаимовыгодных направлений двустороннего экономического сотрудничества является использование рабочей силы КНДР для покрытия дефицита трудовых ресурсов в ряде российских регионов, преимущественно в Сибири и на Дальнем Востоке.

Реализация инвестиционных проектов в России связана с привлечением трудовых мигрантов из КНДР. Сотрудничество в данной сфере является одним из наиболее успешных и взаимовыгодных форм взаимоотношений: для России это означает вклад в решение проблемы дефицита трудовых ресурсов на Дальнем Востоке и в Сибири, для КНДР – возможность обеспечить валютные поступления в страну. Количество выдаваемых приглашений на въезд в Россию для корейской рабочей силы растет, в 2015–2016 гг. в России работало более 40 тысяч временных трудовых мигрантов из КНДР. Хотя для России в целом такое количество мигрантов было не столь высоким, наличие высокодисциплинированой и дешевой рабочей силы оказывало положительное влияние на углубление двусторонних связей России и Северной Кореи. Потоки иммигрантов из КНДР можно разделить на два вида: 1) транзитный, в целях оформления в посольстве Республики Корея документов для разрешения на въезд в эту страну для воссоединения с родственниками, а так же в иных частных целях; 2) трудовой посткризисный. Легитимные трудовые мигранты прибыли на российскую территорию Дальнего Востока в интересах реализации программы аграрных реформ 2012–2014 гг., проводимых в КНДР для борьбы с голодом. Правительство КНДР решало проблему занятости населения, привлекало в бюджет валютные средства от их трудовой деятельности. Финансовые и инвестиционные проекты России с КНДР были заморожены с марта 2016 г., когда Федерация поддержала санкции Совета Безопасности ООН в связи с проводимыми КНДР ядерными испытаниями. Во исполнение резолюции СБ ООН № 2397 Россия приняла меры по возвращению северокорейских рабочих на родину к 22 декабря 2019 г. И хотя не все успели выехать к установленному дедлайну по логистическим причинам, МИД России настаивает на том, что при первой возможности международные обязательства будут выполнены Москвой в полном объеме. Стоит отметить, что, несмотря на принятие санкций по отношению к северокорейским мигрантам-рабочим, они по прежнему приезжали работать в РФ, но стало их в разы меньше, например, в 2018 году было выдано разрешение всего лишь 700 северокорейским рабочим. Объяснялось это тем, что договоры на предоставление рабочей силы были заключены до введения международных санкций, соответственно эти рабочие под санкции не попадали. Одновременно с сокращением сотрудничества в области найма рабочей силы, судя по статистике миграционного учета МВД России, в 2019 г. в стране существенно увеличилось количество северокорейских туристов и студентов. Можно судить, что одно из перспективных и работающих направлений взаимоотношений РФ и КНДР было ограничено международными санкциями. Их действие истекает в 2021 году, но скорее всего они будут продлены, что не позволит России восстановить сотрудничество с Северной Кореей в этом направлении.

ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ

Немаловажной сферой двусторонних отношений стало оказание гуманитарной помощи КНДР со стороны России. Эта помощь осуществляется как на двусторонней основе, так и через международные организации (в частности через Всемирную продовольственную программу и Детский фонд ООН). Помощь активизируется в чрезвычайных ситуациях (тайфун «Лайонрок» или пандемия коронавируса) и бывает приурочена к важным событиям в двусторонних отношениях.

В частности, взносы Российской Федерации в работу Всемирной продовольственной программы (ВПП) в КНДР составили по 3 млн. долларов в 2016 и 2017 гг., по 4 млн. долларов в 2018 и 2019 гг., 3 млн. долларов в 2020 г.; в работу Детского фонда ООН в КНДР – 4,8 млн. долларов в 2019 г. Пожертвования РФ в ВПП шли главным образом на закупку зерна или муки российского производства, которые поставлялись в Северную Корею для изготовления из них витаминизированной смеси и печенья для детей, беременных и кормящих женщин. В 2019 г. Россия оказалась одним из главных доноров гуманитарной помощи Северной Корее, идущей по каналам организаций ООН. Согласно обнародованной Управлением координации гуманитарных вопросов ООН статистике, на закупки гуманитарной помощи для КНДР через ООН было пожертвовано 7,4 млн. долларов, из которых 4 млн., или 54 % от общей суммы внесла Россия.

Также в 2019 г. КНДР обратилась с просьбой к российской стороне о безвозмездной поставке 50 тыс. тонн пшеницы для ликвидации ущерба, нанесенного стихийными бедствиями 2018 г. В феврале 2020 г. Россия отправила в КНДР 1,5 тыс. тест-систем быстрой лабораторной диагностики коронавируса, а в мае 2020 г. поставила партию российской пшеницы в 25 тыс. тонн в качестве гуманитарной помощи. Объем гуманитарной помощи, осуществляемой Россией по сравнению с другими странами, является достаточно высоким, что положительно влияет на отношение северокорейского государства к России. От введенных СБ ООН международных ограничений существенно затрудненной оказалась и деятельность международных гуманитарных организаций, оказывающих помощь уязвимым группам северокорейского населения. Рестрикции в банковской сфере сделали практически невозможным переводы денежных средств, необходимых для функционирования их представительств в КНДР. Для реализации большинства проектов необходимо получать отдельное разрешение Санкционного комитета СБ ООН 1718 с целью осуществления поставок необходимых товаров.

СОВМЕСТНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ

Важным двусторонним проектом является совместная эксплуатация реконструированного силами СП "Расонконтранс" (дочерняя компания ОАО "РЖД") железнодорожного участка Хасан (Россия) – Раджин (КНДР) и третьего пирса порта Раджин. В настоящее время ОАО "РЖД" продолжает работу по привлечению в проект российских и иностранных транспортно-логистических компаний для формирования грузовой базы.

Данное предприятие, где трудится несколько десятков россиян и более сотни северокорейцев, является главным и самым активным проектом взаимовыгодного сотрудничества между РФ и КНДР. Но роль этого предприятия, как это часто бывает в отношении КНДР, выходит далеко за рамки экономики. Это своего рода "уголок России" на территории КНДР, где бок о бок трудятся представители двух стран. Еще одной целью этого проекта являлось присоединение к нему Южной Кореи. Получилось бы, что проект "Хасан-Раджин" и СП "РасонКонТранс" вносит вклад и в объединение двух Корей, а также в налаживание сотрудничества России и обеими частями Корейского полуострова. Терминал в порту Раджин открылся в июле 2014 года, через два года в рамках пилотного проекта российский уголь из Раджина в Южную Корею отправлялся морским путем. После введения очередных международных санкций деятельность порта оказалось под угрозой. Российской дипломатии пришлось приложить немало усилий, чтобы вывести этот проект из-под международных санкций, однако потенциальная угроза попасть под санкции привела к тому, что Южная Корея решила не присоединяться к этому проекту на постоянной основе. В связи с этим проект фактически был заморожен с 2018 года. Россия со своей стороны через главу МИД РФ Сергея Лаврова активно призывает Южную Корею присоединиться к проекту на полноценной основе, так как он экономически выгоден всем сторонам.

САНКЦИИ

Влияние санкций на Северную Корею в целом и на северокорейско-российские отношения в частности нельзя преуменьшать. Между двумя странами существует множество точек соприкосновения, которые положительно сказываются на экономическом сближении, но введение международных санкций в связи с ядерными испытаниями КНДР серьезным образом подрывает двусторонние отношения с Россией. Под санкциями оказались как действующие экономические проекты, так и потенциальные, что привело к значительному уменьшению товарооборота двух стран, а также к заморозке потенциальных проектов, в которых заинтересованы обе страны.

С 2006 г. (после первого успешного испытания северокорейского ядерного оружия) КНДР находится под международными санкциями. С течением времени количество санкций и сферы их распространения лишь увеличивались, что привело к практически полной изоляции Северной Кореи от внешнего мира. Россия, находящаяся под западными санкциями с 2014 года, не стремится к поддержке КНДР в нарушении международных санкций, так как КНДР не способна предложить соглашения, которые позволили бы нивелировать возможные риски международных санкций за нарушение ограничительных мер. Поэтому Россия также продолжает реализовывать ограничительные меры: в 2016–2017 гг. после ядерных испытаний и ракетных пусков Пхеньяна Россия поддержала резолюции СБ ООН, вводившие жесткие экономические санкции в отношении КНДР. Международные ограничения поставили крест на попытках России расширить торговое и инвестиционное сотрудничество с Пхеньяном по принципу «доступ к северокорейским минеральным ресурсам в обмен на российские инвестиции, товары и технологии». В марте 2017 г., к примеру, авиаперевозчик КНДР Air Koryo, который попал в санкционный список, прекратил продажу билетов на рейсы российской компании «Аэрофлот» по маршрутам Пекин – Москва и Владивосток – Москва. Для россиян, работающих в КНДР, эта ситуация привела к проблемам возврата валютных средств за оплату авиабилетов. С 1 января 2018 г. ООН ограничила объем поставок нефтепродуктов в КНДР на уровне 500 тыс. баррелей в год, нефти – 4 млн. баррелей в год. Данные объемы соответствуют примерно четвертой части от уровня потребления до введения санкций.

В соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН № 2094, 2270, 2321, 2345, 2356, 2371, 2375, 2397, 2407, 2464 и 2515 были введены санкции в отношении денежных переводов, поступающих в КНДР из международной финансовой системы, введен полный запрет на создание совместных предприятий с участием северокорейского капитала, вывоз из КНДР ее основных экспортных товаров (угля, железа, меди, никеля, цинка, свинца, текстиля, газового конденсата и морепродуктов), ограничения на импорт нефтепродуктов и использование за рубежом северокорейской рабочей силы. Введенные санкции действуют до 30 апреля 2021 г. Все эти санкции привели к серьезному падению товарооборота между странами и сокращению сфер взаимодействия, таких как северокорейская дешевая рабочая сила или усложнение за счет бюрократизации гуманитарной помощи КНДР.

ИНФРАСТРУКТУРНЫЕ ПРОЕКТЫ

Из возможных северокорейских ресурсов интерес для России представляет географическое положение страны (возможность транзита через территорию КНДР на масштабные рынки Республики Корея, Китая) и трудовые ресурсы.

Одним из потенциальных направлений взаимодействия России с КНДР являются инфраструктурные проекты, представленные на сегодняшний день тремя проектами:

1. Строительство транскорейской железной дороги, соединенной с Транссибом;

2. Прокладка через территорию Северной Кореи газопровода, который позволил бы России поставлять природный газ на южнокорейский рынок;

3. Прокладка через северокорейскую территорию линий электропередач — также для поставок в Южную Корею электроэнергии из России.

Во всех этих инфраструктурных проектах Северная Корея не выступает активным партнером — она служит лишь транзитной территорией, через которую можно быстро и недорого добраться до южнокорейского рынка, собственно и представляющего интерес для российской стороны. В данных проектах заинтересованы все участники: для России это прежде всего расширение экспорта энергоресурсов, в том числе занятие товарных ниш на новых рынках, усиление политической роли в регионе; для Республики Корея – диверсификация поставок и снижение затрат на импорт энергоресурсов; для КНДР – дополнительный источник финансирования (в качестве платы за транзит), улучшение энергетической инфраструктуры страны и снижение дефицита энергоресурсов.

Однако разговоры об этих проектах берут свое начало еще с 1990-ых годов и до сих пор не двинулись с мертвой точки, не смотря на потенциальную заинтересованность всех сторон. Прежде всего, реализация проектов затруднена из-за непредсказуемости политического режима в Северной Корее, его эксцентричности и радикальности, что не позволяет российским бизнес структурам рассматривать эти проекты, как безопасные вложения, риск потерять собственные средства из-за очередного северокорейского кризиса слишком велик. К этому добавляется проблема правового регулирования данных объектов. Создание консорциума затруднено, так как в КНДР существует только государственная форма собственности. Кроме того, отсутствует законодательство в данной сфере: у России с КНДР отсутствует соглашение о сотрудничестве в газовой сфере, У России отсутствуют рычаги влияния на КНДР, которые бы позволили гарантировать бесперебойность поставок через территорию КНДР. Малые масштабы рынка и отсутствие источников финансирования не позволяют рассматривать КНДР как полноценный потенциальный рынок для российских энергоресурсов.

С точки зрения российских компаний, все инфраструктурные проекты могут быть реализованы только при соблюдении одного из трех условий.

1. Если финансированием таких проектов будет заниматься не Россия, а какие-либо иные заинтересованные стороны (например, южнокорейское правительство). Иначе говоря, российские компании готовы работать над инфраструктурными проектами, но не готовы платить за них, ибо считают их слишком рискованными.

2. Если период стабильности на Корейском полуострове будет достаточно продолжительным.

3. Если российские участники проектов получат надежные гарантии, что их возможные (и весьма вероятные) потери будут компенсированы — например, российским правительством.

На сегодняшний день реализация любого из трех условий маловероятна. Поэтому разговоры об инфраструктурных проектах так и продолжат появляться в СМИ, но реализация этих проектов вряд ли произойдет в ближайшем будущем. Российские компании будут проявлять интерес к этим планам, выступать спонсорами всяческих конференций и торжественных церемоний, а также время от времени проводить проектно-изыскательские работы. Однако этим дело и ограничится. Не стоит также забывать, что проект межгосударственных ЛЭП является экономически эффективным только в рамках общего энергообъединения стран СВА, а его реализация предполагает высокую взаимозависимость стран-участниц и доверительные отношения в регионе. Между странами СВА много нерешенных вопросов не только в отношении КНДР и Республики Корея. Соответственно в регионе не созданы предпосылки для столь тесной интеграции, которая требуется для реализации данных проектов. Обсуждение проектов носит скорее дискуссионный характер, в ближайшей перспективе их реализация сдерживается, прежде всего, в силу нерешенности транзитных рисков.

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Экономические взаимоотношения России и Северной Кореи находятся на крайне низком уровне в последние годы. Северная Корея мало что может предложить России, но и те сферы, где взаимодействие было налажено, были подвергнуты сокращению или полной приостановке из-за введения международных санкций. Доля КНДР в экономике России слишком мала, чтобы рассматривать КНДР как важного экономического партнера. К тому же не стоит забывать, что в отношениях с КНДР экономика никогда не была определяющей, это было больше про политику, а точнее про геополитику и ситуация остается без изменений и сегодня.

Отношения России с КНДР в большей степени зависят от внешней конъюнктуры: будь то введение очередных международных санкций по линии ООН, ограничивающих те немногие сферы взаимодействия России и КНДР, или агрессивные действия самой Северной Кореи в сторону Южной Кореи или других стран, что неизбежно закрывает возможность для инфраструктурных проектов, требующих тесного сотрудничества и взаимного доверия между сторонами.

Международные санкции и пандемия наложились друг на друга, кратно усилив негативный эффект, считает Людмила Захарова кандидат экономичских наук, старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, экономист-кореевед.
«К сожалению, среди факторов, которые играют "против" развития наших отношений в экономике – пандемия (КНДР наглухо закрыла границу), международные санкции против КНДР (серьезный удар по всему комплексу внешнеэкономических связей Северной Кореи), неурегулированность межкорейских отношений (а значит, крест на трехсторонних проектах, которые могли бы быть нам выгодны) и в целом невысокий интерес российских компаний к экономике КНДР (ведь и до санкций-пандемии особого прогресса достичь не удалось). Из того, что осталось вне санкций, - незначительный объем торговли (почти сошедший на нет из-за закрытия границы КНДР), гуманитарная помощь, которая Северной Корее очень нужна в нынешних условиях, совместное предприятие Расонконтранс, которому не удается в достаточной мере загрузить наш совместный проект Хасан-Раджин по целому ряду факторов. Из-за текущего состояния экономики КНДР основной потенциал развития экономических отношений, боюсь, лежит в сфере многосторонних проектов. Но в условиях санкций сложно о них рассуждать».

Нарастить экономическое сотрудничество не представляется возможным, так как российская и корейская экономики отличны друг от друга, а Россия не намерена субсидировать экономику КНДР. Это не имеет особой ценности, так как потребует больших вложений, а отдача если и будет, то представляется крайне низкой. Это связано с тем, что у России на данном этапе отсутствуют рычаги давления на КНДР, как у Китая, что может привести к колоссальным убыткам в случае очередного обострения на полуострове, к тому же активное вмешательство в КНДР может спровоцировать конфликт интересов с Китаем, который фактически является главным спонсором северокорейского режима. В виду перечисленных причин Россия предпочитает не проводить активной политики на северокорейском направлении, солидаризируясь с КНР, которая имеет собственные интересы в КНДР и проводит в последние годы активную политику на северокорейском направлении.

30 ноября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика