Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Территория исцеления

Александр Тертычный, генеральный директор ООО «Антерра», основатель сети отелей Green Flow, создаваемых по хилинг-концепции (от англ. healing – исцеление), – о проектах на Дальнем Востоке

Территория исцеления

– Александр, вы уже полностью развернулись на Байкале? На какой стадии находится ваш проект Green Flow в «Байкальской гавани» и что дальше?

– Сейчас мы на нулевом цикле строительства, включающем в себя комплекс работ от переработки грунта до проведения подземных коммуникаций и инженерных сетей. Мы шли к этому последние два года, очень много усилий команды потратили для того, чтобы спланировать курорт в полном соответствии с концепцией. Чтобы стало понятнее: хилинг-концепция позволяет объединить полноценный отдых с оздоровлением, поскольку, помимо проживания, гостям предлагаются различные программы и процедуры, направленные на улучшение физического и эмоционального здоровья. Наш отель Green Flow на курорте «Роза Хутор» входит в международную ассоциацию Healing Hotels of the World, насчитывающую более 100 объектов в 37 странах на 5 континентах. Мы уверены, что Green Flow Baikal также войдет в ассоциацию. Для хилинг-отеля принципиальное значение имеет расположение, являющееся неотъемлемой частью атмосферы. В этом плане Байкал – настоящее место силы с невероятной энергетикой, позволяющее совместить отдых с посещением уникальных природных локаций, с нахождением в балансе – природном и физическом.

Сердцем хилинг-курорта Green Flow на Байкале, помимо отеля и парковой зоны в 7 га, станет оздоровительно-термальный комплекс площадью 4,5 тыс. кв. м. Зона бальнеологии, бассейны площадью 700 квадратов, из которых 350 – открытые уличные, различные бани, сауны, медицинский центр, залы для групповых занятий, йоги – все, что направлено на исцеление и расслабление человека. Это масштабный проект, рассчитанный не только на постояльцев отеля, но и на гостей, которые находятся на курорте, – они могут прийти в течение дня и получить весь комплекс услуг. За счет такой уникальной концепции мы делаем отдых круглогодичным. Человек может приехать в любое время года, и ему будет чем заняться – не только отдыхать и релаксировать, но и заниматься собственным здоровьем. 

Термальный комплекс на Байкале является основой масштабирования других проектов, которые мы планируем реализовать в Якутии, на Сахалине и в первую очередь на Камчатке. Комплекс в Камчатском крае будет сопоставим с байкальским проектом: он похож по размерам, по номерному фонду, это – и отель, и апартаменты, и отдельно стоящие коттеджи, и термальный комплекс на общей площади около 30 га. Мы тесно общаемся с краевым правительством, знаем, что идет работа над инфраструктурой: электричество появится к концу 2023 года, а весной 2024-го мы планируем начать строительство. В октябре этого года открываем первый комплекс Green Flow Lakhta Park в Санкт-Петербурге.

С Якутией все несколько сложнее, но и интереснее. Я влюбился в место, которое мы присмотрели, – Ленские столбы – сразу же, как только побывал там, и понял: Ленские столбы – объект ЮНЕСКО и какой у него потенциал. Это то самое место силы! Там, увы, есть сложности с инфраструктурой и логистикой, необходимо протянуть электричество, обустроить дорогу, работа уже ведется. Мы тесно общаемся с республиканскими властями, по внутренним ощущениям приступить к строительству мы сможем не раньше 2024–2025 года.

На Сахалине у нас тоже много планов. В мае мне довелось побывать на Курилах – на Кунашире и на Итурупе. Итуруп очень воодушевил и поразил – здесь можно за 4–5 дней увидеть все то, на что на Камчатке из-за расстояний придется потратить две недели. А здесь все достаточно близко и по-своему красиво. Но нужно смотреть на цифры с точки зрения бизнеса и окупаемости, потому что стоимость реализации проекта будет в разы дороже, чем на материке. На самом Сахалине сейчас ведем переговоры об одном участке на «Горном воздухе», буквально в 200 м от подъемника. Рассматриваем вариант строительства отеля на 120–150 номеров и термального комплекса площадью 3,5 тыс. кв. м. Он будет рассчитан как на гостей курорта, которые будут приезжать кататься на лыжах в сезон, так и на жителей Южно-Сахалинска, которые смогут посещать его в течение года.

– Приходя в регион, вы даете, по сути, импульс к развитию инфраструктуры. Как в регионах решается этот вопрос?

– Для примера можно взять наш байкальский проект – здесь реализована зона «Байкальская гавань». За счет федеральных средств создана отличная инфраструктура, есть газовая котельная, очистные сооружения, проведено электричество, интернет. Когда мы принимали решение по площадке, она на 100 % была готова. Это огромный плюс, потому что для реализации современного хилинг-курорта площадью 30 тыс. кв. м нужна серьезная инфраструктура, которая требует существенного финансирования. То, что государство начало это развивать, – несомненный плюс. Только при этом подходе возможна качественная реализация и окупаемость туристических проектов.

Важно сказать, что мы рассматриваем себя не только как отель. Наша задача – быть таким проектом, который приходит в регион, увеличивает туристическую привлекательность, повышает уровень сервиса, предоставляет рабочие места. За счет этого будет увеличиваться поток гостей, будут приезжать более требовательные туристы, осознанно и бережно относящиеся к природе. Мы также планируем поднимать уровень экскурсионного обслуживания. Сейчас сотрудничаем с несколькими компаниями и стараемся задавать стандарты качества в этом направлении.

В чем сейчас проблема с жизнью на Дальнем Востоке? Я общался с людьми, спрашивал, почему люди отсюда уезжают? Отличная природа, климат. «Понимаете, нам сходить некуда, у нас нет парков, нет мест отдыха», – говорили мне. В этом плане показателен Южно-Сахалинск. Первый раз я попал туда в 2017 году, потом приехал в 2022-м: город изменился, появилась инфраструктура, объекты, где люди могут время провести.

– Как вы считаете, за счет чего? Благодаря ТОР, поддержке государством инвесторов? То есть льготы, которые даются, инфраструктура, которая возводится, – это помогает развитию регионов или что-то другое простимулировало?

– Первое, как мне кажется, – это изменение государственной политики и понимание, что наша страна – это единый организм. Для развития России надо смотреть и на развитие регионов. Это в первую очередь заслуга нашего президента и команды, которая этим занимается.

– Что же конкретно изменилось в государственной политике? Что вы чувствуете как инвестор?

– Государство стало вкладывать деньги в инфраструктуру. За два года, которые я не был в Петропавловске-Камчатском, появились новые дороги. Прилетаешь на Итуруп – там тоже сдвиги в этом плане. Вроде, кажется – такой маленький шаг, но он очень существенный, это – первое впечатление. Когда приезжают гости или инвесторы – ты понимаешь, что логистика первична. Если ты можешь передвигаться – есть жизнь, есть развитие. Кроме того, государство строит инфраструктуру именно в ТОР, т. е. это – комплексное развитие. Появляется возможность реализовывать проекты, потому что инфраструктура построена. На своем опыте могу сказать, что польза от взаимодействия, которое есть в Республике Бурятия, на Камчатке или на Сахалине, – огромная. Все, что касается подготовки документов и сопровождения, – это все делается на высшем профессиональном уровне.

Если говорить о гостиничной инфраструктуре, то важное значение имеет 141-е постановление – льготное субсидирование. Инфраструктурные проекты, связанные с развитием туризма, в мире всегда реализовывались с процентной ставкой 2–4%, наше государство тоже понимает, что без этого никуда, это та основа, благодаря чему туристические проекты будут жить и мы их будем развивать.

Преференции в ТОР, связанные со снижением налога на прибыль, с отсутствием налога на имущество, с пониженной ставкой на социальный налог, – это все существенно влияет и дает возможность таким проектам зарождаться. Это качественная совместная работа бизнеса и государства.

– Можете дать совет потенциальным инвесторам из других регионов, как открыть туристический бизнес на Дальнем Востоке? Какие первые шаги нужно сделать?

– Самый главный совет – это прилететь на Дальний Восток больше чем на два дня. У нас сложился такой миф, что ДФО – это обязательно территория сырого климата. Что если пришел циклон и выпало два метра снега, то дальневосточники так в нем и живут круглый год. На самом деле здесь прекрасный климат, комфортные природные условия. И задача Минвостокразвития, КРДВ разрушить эти стереотипы, засевшие в умах наших граждан. 

Что касается именно туристического бизнеса, важно понимать, что основное – это сезонность. Но мы не побоялись зайти на Байкал с проектом с круглогодичной загрузкой. Тем, кто приходит в это направление, надо смотреть шире и искать ту изюминку, которая поможет создать синергию новых объектов и комплексного развития территории, чтобы сообща инвесторы могли создать социнфраструктуру для местных жителей.

– У вас внушительный объем перелетов (Камчатка, Сахалин, Курилы и не только), деловых встреч, переговоров и т. д. Где вы берете энергию?

– Я просто люблю то, чем занимаюсь. Развитие проектов придает мне еще больше сил. Конечно, отсутствие вредных привычек, нормальное питание, сон, холодный душ позволяют быть в тонусе. Также 2–3 раза в год я хожу в горы. Альпинизм – это трудно, но он позволяет держать себя не только в физической, но и в психологической форме. И обязательно путешествия, в которых зачастую приходят новые идеи для воплощения в жизнь.