Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Японский бизнес на российском рынке

Японские компании на рынок России традиционно выходили весьма осторожно, тщательно взвешивая все «за» и «против», есть ли сейчас условия для изменения этой стратегии?

Анализ специфики развития стратегий выхода японских компаний на рынок России позволяет понять логику развития значительной части экономического сотрудничества России и Японии, которое является одним из важнейших компонентов развития отношений в целом. EastRussia представляет очередной материал из серии публикаций IX Международной научной конференции молодых востоковедов Института Дальнего Востока РАН.

Японский бизнес на российском рынке
Фото: Pawel Janiak on Unsplash

Артур Фомин

Артур Фомин, студент II курса факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

К 2003 году 230 японских компаний вошли на российский рынок. В 1990-е годы большинство их них старалось избежать рисков (например, с помощью опосредованного экспорта), так как факторы принимающей стороны, определяющие стратегию выхода на рынок, были не в лучшей форме. Однако некоторым японским компаниям удалось обрести производственные мощности в России.

По датам открытия дочерних компаний в России некоторыми японскими компаниями (например, Toyota (2001), Panasonic (2004), Mitsui (2004)) можно предположить, что до 2000-х годов многие японские компании были представлены либо представительствами, либо филиалами, подразумевающими экспорт (часто непрямой) как способ выхода на рынок из-за ограниченных возможностей. При этом они часто являются дочерними компаниями дочерних компаний японских транснациональных корпораций в ЕС.

В 2000-е годы условия для деятельности иностранного бизнеса в России заметно улучшились. Кроме того, рост доходов в России вызвал интерес японского бизнеса. Количество проданных автомобилей, которые по-прежнему составляют значительную часть импорта России из Японии, увеличилось более чем в два раза в 2000-х годах. Японские компании, ожидавшие подходящего момента, начали создавать дочерние предприятия в основном для сбытовых целей, а затем и для производства.

Огромный интерес и высокие ожидания отразились на месте России в составленном Японским банком международного сотрудничества рейтинге перспективных направлений для развития бизнеса. В 2001 г. Россия там отсутствовала, а в 2006–2009 гг. она была уже на 3 месте.

Все это привело к увеличению объема двусторонней торговли и потоков японских инвестиций в РФ, чему способствовали также совместные двусторонние усилия по развитию экономических отношений, например, создание двухсторонней организации по содействию торговле и инвестициям в 2003 г. и т. д.

Автомобильная промышленность стала важнейшим направлением экономического сотрудничества Японии и России, что было вызвано в том числе мерами правительства России по модернизации обрабатывающей промышленности. Примерно в то же время были приняты меры, снизившие импортные пошлины на компоненты автомобилей и потребовавшие от иностранных автопроизводителей локализовать производство. Первое условие привлекло японских автопроизводителей, второе – часто аффилированных с ними производителей деталей. Таким образом, японские компании начали создавать цепочки поставок в России, что способствовало увеличению инвестиций из Японии напрямую и через другие страны (в основном из ЕС).

Создавая производство в России, японские компании получили преимущества в виде более низких издержек, возможности сотрудничества с местными компаниями и властями. Кроме того, локализация производства позволила им адаптировать продукты к местным предпочтениям и получить больше опыта. Это должно было укрепить их желание работать в России и привлечь новые компании, согласно Уппсальской модели интернационализации бизнеса.

Интересной особенностью продвижения японского бизнеса в РФ было то, что японские банки также вышли на российский рынок: Mitsubishi-UFG (2006 г.), Mizuho (2006), Mitsui Sumitomo Bank (2009), они в основном ограничили свои операции финансированием японских компаний в России и совместных проектов.

Таким образом, японские компании в России были склонны к созданию своего рода сети между собой и с местными компаниями, а также властями. Если учитывать японо-российские организации по развитию экономических связей и другие меры (например, начало проведение ежегодных Российско-японских инвестиционных форумов с 2006 г.), то можно утверждать, что стратегическое поведение японских компаний, вероятно, имеет характеристики сетевого подхода к интернационализации бизнеса.

В 2009 году в РФ было около 17 тыс. предприятий с иностранным капиталом, из них 444 были с японским. Среди них было 7 филиалов, 154 представительств, 192 стопроцентные дочерние компании, 74 совместных предприятий.

Следующее десятилетие характеризовалось продолжением тенденций, зародившихся в 2000-х годах, и началом нового периода в экономических связях между Японией и Россией в середине десятилетия. Первое относится к продолжению локализации производства в основном в автомобильной и смежных отраслях. Помимо автомобилестроения, японский бизнес продолжал осваивать и другие отрасли.

События 2014 года и их последствия, такие как экономические санкции, введенные США и ЕС, повлияли на японский бизнес в России. Санкции, колебания обменного курса российского рубля, располагаемых доходов населения России и т. д. ухудшили ситуацию (хорошим примером снова может послужить количество проданных автомобилей), с другой стороны, усилия, предпринятые двумя странами, и улучшение институционального аспекта добавили новую динамику.

Однако в целом продвижение японского бизнеса в России замедлилось, показательной может служить статистика количества японских компаний, входящих в Московский японский деловой клуб: в 2000-х годах количество компаний-участников росло, а с 2010 до 2016 г. оставалось почти одним и тем же.

Это было результатом появления новых проблем и рисков, связанных с ведением бизнеса в России. И эти новые проблемы, такие как экономические санкции со стороны США и ЕС (Япония также ввела санкции, которые были гораздо менее значительными), которые ограничивали доступ к иностранным финансам, и риски быть наказанными в случае действий, которые могут быть восприняты как подозрительные и т. д., добавились к ранее существующим проблемам. Хотя некоторые аспекты ведения бизнеса улучшались: Россия в рейтинге Всемирного банка Doing Business поднялась до 28-го места в 2019 году.

Кроме того, большинство японских фирм, действующих в России, являются крупными транснациональными компаниями, у малых и средних предприятий либо не было причин для выхода на российский рынок, либо им не хватало ресурсов. Кооперация малого и среднего бизнеса обеих стран является одним из пунктов плана сотрудничества 2016 года, о котором речь пойдет ниже.

Потепление в отношениях Японии и России обозначило новые сферы сотрудничества и возможности для японских компаний. В 2016 году премьер-министр Японии Абэ предложил план сотрудничества из восьми пунктов, который до сих пор во многом определяет развитие двустороннего экономического сотрудничества. План предусматривал такие области сотрудничества, как здравоохранение, городская среда, малый и средний бизнес, энергетика, промышленность, развитие Дальнего Востока, передовые технологии, гуманитарные обмены. В плане указывались перспективные отрасли на российском рынке, которыми японский бизнес мог бы воспользоваться даже в сложных условиях. Также был прогресс в институциональном аспекте двухстороннего сотрудничества, например, было подписано соглашение о налогообложении (2017 г.). В 2018–2019 гг. прошел год культурных и иных (в том числе деловых) обменов между Японией и Россией, за ним последовал год региональных обменов в 2020–2021 гг., для которого тоже планировалось проведение деловых мероприятий.

Следуя плану сотрудничества из восьми пунктов, во второй половине десятилетия появились новые совместные российско-японские проекты в возобновляемой энергетике, в сельском хозяйстве, медицинской отрасли и т. д. Японские компании также принимают участие в развитие проектов по добыче газа (Ямал СПГ и Арктик СПГ-2).

В 2019 году в России было 456 японских компаний, из них 163 были представительствами и филиалами, 163 дочерними компаниями, 63 совместными предприятиями. Число явно невелико по сравнению с количеством компаний из других стран (например, европейских). Россия получила меньше 0,5% всех ПИИ, произведенных Японией в период с 1991 по 2020 гг. Например, Мьянма и Филиппины, получили их за этот период в несколько раз больше. Это может означать, что у России есть определенные проблемы с привлечением японского бизнеса, от плохого имиджа, проистекающего из территориального вопроса, до того факта, что у Японии есть много других гораздо более многообещающих направлений для бизнеса.

В этом десятилетии стратегии японского бизнеса в России в первой половине оставались в основном теми же, развитие событий можно объяснить стадиальными теориями: накопленный опыт привел к более сложным способам выхода на рынок, таким как местное производство. Однако во второй половине десятилетия сетевой подход к объяснению поведения компаний может быть более полезным: уже вполне разросшаяся сеть японских компаний в России имела связи с властями на родине, а они их укрепили их связи с властями России, поскольку обе страны были заинтересованы в углублении экономических связей, а содействие японского бизнеса было здесь более чем полезным. Таким образом, был дан новый импульс развитию экономического сотрудничества.

При явных успехах в развитии экономического сотрудничества, к сожалению, оно имеет относительной небольшой объем: доля в международной торговле друг друга не превышает 5%. Структура торговли не сильно меняется. И несмотря на то, что японский бизнес преуспел в некоторых отраслях в России (например, около 15% всех иностранных инвестиций в автомобильную промышленность и около 13% в добычу и разработку природных ресурсов к 2013 г., доля Японии невелика в притоке ПИИ. Но инвестиции, сделанные через другие страны (особенно ЕС), обычно не учитываются. Хоть и японские компании создали некоторые цепочки поставок и создания стоимости, они все еще несопоставимы с таковыми между Японией и, например, странами АСЕАН, количество действующих компаний также относительно небольшое.

План из восьми пунктов, по всей видимости, в ближайшем будущем продолжит играть решающую роль в развитии экономических связей между Японией и Россией. В Белой книге по международной торговле японского министерства экономики 2020 года подчеркивалось, что реализация этого плана будет продолжена, возможно даже в измененном виде. Интересно, что содержание плана во многом схоже с национальными проектами, которые были представлены правительством России в 2019 году (например, здравоохранение, городская среда, повышение производительности труда). Акцент на применении японских технологий и опыта в этих областях, в которых Япония довольно преуспела, для целей России в развитии сотрудничества может быть усилен. Кроме того, во время саммита в июне 2019 г. было принято совместное заявление о пересмотре плана реализации восьми пунктов сотрудничества, был также подписан совместный план действий по сотрудничеству в области цифровой экономики. Все это может побудить больше японских компаний выйти на российский рынок или усилить свое присутствие.

Тем не менее, недавние события в экономических связях между Японией и Россией по-прежнему показывают, что природные ресурсы и энергетика являются наиболее важными. Новые сферы сотрудничества пока не набрали такой важности в торговле и инвестициях и, вероятно, вряд ли это сделают в ближайшем будущем. Сотрудничество в области энергетики и природных ресурсов включает такие масштабные проекты, как Арктик СПГ-2, в которые недавно были привлечены миллиарды долларов США японских инвестиций. Таких инвестиций не было даже в автомобилестроении, например, Toyota к 2017 году инвестировала от 300 до 900 миллионов долларов США в зависимости от применяемого обменного курса.

Возможно, отрасль ИКТ большой имеет потенциал для развития, особенно после подписания соглашения по цифровой экономике. С 2018 года при поддержке Японской организации по развитию внешней торговли (JETRO) осуществляются меры по развитию сотрудничества в этой сфере, например, такие как мероприятия по обмену между стартапами в крупных городах России. Возможно, в будущем могут появиться совместные предприятия или проекты, которые продемонстрируют, насколько плодотворным может быть такое сотрудничество, особенно с учетом того, что Япония не так давно приняла концепцию общества 5.0, где главную роль играют ИКТ.

Реализация плана из восьми пунктов может принести в Россию больше японских малых и средних предприятий, в России их гораздо меньше, чем, например, в тех же странах АСЕАН. Японская сторона создала специальную платформу для комплексной поддержки малых и средних предприятий, которые рассматривают возможность выхода на российский рынок. Кроме того, регулярные японо-российские встречи между представителями МСП проводятся при поддержке JETRO и японских центров.

Как видно, развитие стратегий выхода японских компаний на рынок России прошло через несколько этапов со своей спецификой: 1990-е и ранние 2000-е гг. были временем выжидания лучших времен, 2000-е и ранние 2010-е гг. характеризовались бурным ростом интереса и активности, последние годы стали временем поиском новых путей развития в менее благоприятных условиях, зачастую с помощью усиливающейся поддержки со стороны государств, имеющих относительно небольшую степень экономической взаимозависимости, но заинтересованных в улучшении и укреплении добрососедских отношений и взаимовыгодного сотрудничества.

21 мая: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика