Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Лесники потеряли границы

Заготовители и переработчики древесины испытывают сложности с экспортом продукции и надеются на помощь государства

Лесопромышленная отрасль РФ оказалась в жестком кризисе, в первую очередь из-за ограничений, которые ввели западные страны на импорт российской продукции. Сотни крупных и средних заводов оказались на грани рентабельности, а более мелкие предприятия вынуждено простаивают или закрываются в отсутствии объемов продаж. Дальневосточные лесопромышленники оказались в более выгодном положении из-за близости к рынкам АТР, но и в этом регионе развивать бизнес сейчас не просто: главный потребитель лесоматериалов Китай замедляет темпы экономического роста, что влияет на спрос на продукцию деревообработки, да и логистическая проблема становится все острее.

Лесники потеряли границы
Фото: EastRussia

 Запреты здесь и там

Согласно данным Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), за 8 месяцев Россия экспортировала через свои основные порты и сухопутные погранпереходы 10,1 млн т лесной продукции, тогда как годом ранее - на 37,7% больше. Серьезный спад произошел в Северо-Западном федеральном округе. Там экспорт сократился на 69% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, до 1,6 млн т. Из ДФО за границу отправлено 7,5 млн т лесных грузов – на четверть меньше прошлогоднего результата.

Причины падения разные. Как рассказал руководитель направления лесного и лесопромышленного комплекса Корпорации развития Дальнего Востока (КРДВ) Андрей Федоров, если на экспорт из СЗФО повлияли санкции - с 10 июля 2022 года вступил в силу пятый санкционный пакет Евросоюза, который фактически запретил ввоз лесопродукции из России, а США, Великобритания и Канада ввели высокие пошлины, то по ДФО сказался запрет на вывоз с 1 января необработанной древесины ряда пород (под заградительные меры, к примеру, попали сосна обыкновенная, ель аянская, пихта белокорая, лиственница даурская, занимающие большие площади). В январе-июле экспорт круглого леса с Дальнего Востока (к поставкам за рубеж, в частности, разрешен пиловочник березы, липы, осины) сократился более чем в полтора раза, до 0,9 млн куб. м. По остальным экспортным позициям в КРДВ фиксируют рост: пиломатериалов на внешние рынки поставлено 2 млн куб. м (+7% к прошлогоднему уровню), шпона – 272 тыс. куб. м (+7%), пеллет – 163 тыс. т (+26%), бумаги и картона – 35 тыс. т (+41%). При этом у шпона есть возможность для дальнейшего увеличения: недавно постановлением правительства разрешены его поставки в Японию, приостановленные из-за того, что Страну восходящего солнца причислили к недружественным государствам.   

Впрочем, отмечает замруководителя департамента исследований железнодорожного транспорта ИПЕМ Александр Слободяник, отрицательная динамика видна по экспорту через железнодорожные пункты пропуска Забайкальск, Наушки и морские терминалы Хабаровского края. По сухопутным погранпереходам и портам Приморья пока сохраняется положительный тренд, но за счет того, что был сделан хороший задел в начале года. В последние месяцы в регионе наблюдается отрицательная динамика.

Для России Европа была ключевым рынком сбыта продуктов пиления, фанеры, пеллет. Как прогнозирует руководитель аналитического отдела Lesprom Analytics Филипп Чебышев, по итогам 2022 года РФ может недопоставить в Евросоюз 2 млн куб. м хвойных пиломатериалов. И Китай, как еще один крупный торговый партнер, после закрытия европейских рынков приобретает все большее значение. Однако экономика КНР, уточнил генеральный директор Lesprom Network Алексей Богатырев, переживает сейчас не лучшие времена, в том числе из-за пандемии (во втором квартале ВВП этой страны увеличился всего на 0,4%, а к примеру, сектор недвижимости сократился на 7%). Это создает сложности в перенаправлении поставок российского леса, потенциально предназначенного для Европы, в КНР.

Одновременно происходит давление на рыночную стоимость лесной продукции. В августе на еловый пиломатериал цена составляла $250–270 за 1 куб. м на условиях поставки FCA в порту Шанхай. Негативный тренд продолжился в сентябре, стоимость опускается до $230–250. «Есть ожидания, что цена может упасть до $200. Спрос вялый на китайском рынке, порты забиты. Согласно данным наших коллег, сейчас складские запасы в Шанхае оцениваются в 1,3 млн куб. м. Это достаточно большой объем, и он пока не снижается», – рассказал консультант агентства WhatWood Игорь Новоселов. По его словам, восстановление рынка ожидается в первом квартале 2023 года.

 

Как добраться до Азии

Компенсировать потери отечественным лесопромышленникам помогло бы наращивание поставок в страны Ближнего Востока и в Индию. «Но существуют такие проблемы, как высокая стоимость логистики и заградительные [ввозные] пошлины, которые иногда доходят до 30%. Соответственно эти вопросы нужно как-то решать совместно с правительством», – убежден Филипп Чебышев.

Азиатские рынки, не считая Китая, также представляют интерес для лесоэкспортеров. В первую очередь это Вьетнам, говорит Андрей Федоров. Страна уже импортировала 1,2 млн куб. м пиломатериалов, почти 300 тыс. т фанеры, 150 тыс. т шпона. Причем почти треть российской лесопродукции Вьетнам закупает через Китай. Отсюда необходимо проработать прямые логистические схемы поставок, подчеркивает представитель КРДВ. Стоит сказать, на регулярную контейнерную линию Владивосток – Хошимин, заработавшую в этом году, будет поставлено дополнительное судно.

Растет спрос на древесное топливо со стороны южнокорейской энергетики. «В Корее есть 20 компаний, которые выпускают такую продукцию, но их мощности крайне малы, они не покрывают и 5% от общей потребности внутреннего рынка. Согласно таможенной статистике, импорт за 2021 год составил 3,3 млн т пеллет, что весьма существенно. А за первое полугодие этого – более 2 млн т, – сообщил специалист-эксперт Торгового представительства РФ в Республике Корея Константин Уминский. – Доля России здесь сравнительно небольшая, тем не менее значительная для многих наших производителей. Это 5% в 2021 году (поставили 166 тыс. т пеллет в стоимостном выражении примерно на $22 млн), хотя еще в 2019-м было всего 3,5%».

Между тем географическая близость к АТР дальневосточных и сибирских лесоэкспортеров ставит их в более выигрышную позицию по сравнению с западными коллегами. В настоящее время логистические расходы на отправку лесной продукции в восточном направлении для предприятий Северо-Запада обходятся 50–55% от исходной цены продукта, проинформировал директор по продажам и логистике круглых лесоматериалов ГК «Вологодские лесопромышленники» Анатолий Щербаков.

Еще полтора года назад стоимость доставки 1 куб. м пиломатериалов из Вологодской области в Шанхай обходилась в $39, потом поднялась до $50. Сейчас при прямой перевозке в Китай (через сухопутные погранпереходы) она стоит $90, при мультимодальной (сначала по железной дороге до портов Дальнего Востока, затем морем) – $135, рассказал на конференции «Рынок лесосырья и продукции деревообработки 2022», состоявшейся 15-16 сентября в Москве, Анатолий Щербаков.

«Эта логистика, по сути, для нас неэффективна, мы работаем в убыток», – заявил он, добавив, что существующие квоты на отправку грузов в направлении Восточного полигона не дают нарастить объемы поставок. При отправке пиломатериалов в азиатские страны через порты Юга (Новороссийск) возникает аналогичная ситуация: терминалы и подходы к ним перегружены, логистика выходит дорогая. Арктический маршрут так же не устраивает грузоотправителя. «У Архангельска невелики мощности, и по Северному морскому пути перевозка недешевая будет», – констатирует менеджер. Несмотря на то, что выделяются субсидии на отправку контейнеров по Севморпути, спроса на такую перевозку немного, свидетельствует Андрей Федоров.

В нынешней ситуации, когда ЕС введен запрет на ввоз продукции из России и еще только тестируются новые рынки, по сути, единственный путь для лесоэкспортеров – это проехать по лимитирующим участкам Восточного полигона для выхода в страны Азии, говорит директор по логистике ПАО «Сегежа групп» Андрей Юдин. Отсюда компания поддерживает ввод временных правил определения очередности перевозок грузов, заместивших правила недискриминационного доступа (ПНД) к железнодорожной инфраструктуре (добавим, против отмены ПНД выступали угольщики, тогда как в РЖД заявляли, что новый порядок позволяет дополнительно вывозить на восток товары грузоотправителей, потерявших рынки сбыта). «Потому что эти правила действительно дают нашим пиломатериалам, нашей продукции хоть какой-то шанс выехать на этих направлениях», – пояснил Андрей Юдин.

Но логистика становится проблемой и у дальневосточных лесопромышленников. Многие предприятия готовы гораздо больше произвести продукции, их сдерживают сложности в отгрузке, доставке лесоматериалов до потребителя, подчеркивает гендиректор ООО «Восточная торговая компания» Василий Ганченко.

По словам предпринимателя, необходимо активизировать темпы модернизации действующих и строительства новых погранпереходов. «В мае открыт для экспорта пиломатериалов автомобильный пункт пропуска Пограничный. Напряженность Приморского, Хабаровского края снизилась в невозможности отгрузки пиломатериалов, но этого недостаточно. Нужно смотреть на те пункты пропуска, которые работали в допандемийный период, и на сегодняшний день рассматривать [их возобновление]. Такие, как в ЕАО пункт пропуска Амурзет – Лобэй. Он на сегодня для продукции деревообработки недоступен», – сказал Василий Ганченко.

 

Бороться и искать

Поскольку лесная промышленность – одна из наиболее пострадавших отраслей экономики после 24 февраля, она может рассчитывать на помощь государства, рассуждает директор по взаимодействию с государственными органами компании «Свеза» Борис Френкель. Чтобы купировать социально-экономические риски (многие комбинаты расположены в моногородах), лесникам следует предоставить приоритет в перевозках на Дальний Восток, поддержать их субсидированием логистических затрат. Также целесообразно не повышать стоимость аренды лесных участков и продлить хотя бы на два года сроки реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, затрудненной из-за текущего кризиса.

В числе других ожидаемых мер поддержки – введение платы за реально вырубленный лес, когда снижаются объемы лесозаготовительных работ. «Значительное число лесозаготовителей вынуждено будет останавливаться. Но проблема заключается в том, вернутся ли они в лес, когда конъюнктура станет лучше, лесопильная, фанерная промышленность станет разворачиваться», – говорит Борис Френкель.

По-прежнему нужны понятные и прозрачные правила игры. Речь идет о стабильности права пользования лесными участками, единообразия подходов госорганов к представителям отрасли вне зависимости от географии присутствия, отмечает директор по взаимодействию с государственными органами власти АО «Архангельский ЦБК» Николай Кротов. «Наши коллеги группа компаний «Илим» работают в Архангельской и Иркутской области. Они признаются, что условия ведения бизнеса здесь и там кардинально отличается в рамках одного действующего лесного законодательства. Причем отличаются не только требования региональных министерств, но и прокуратуры, других надзорных органов», – рассказал Николай Кротов.

Помощь государства может быть в стимулировании развития рынка деревянного домостроения. Директор по аналитике «Сегежа групп» Надежда Рязанцева считает, что в нынешних условиях лесопромышленникам необходимо расширять нишевые сегменты на внутреннем и зарубежных рынках, предлагать новые продукты в сфере индивидуального жилищного строительства, например, SIP-панели, клееные деревянные конструкции.

«Российским игрокам нужно наращивать долю на целевых рынках, не сдаваться, используя свои конкурентные преимущества, инструменты, бороться за эти рынки», - заключила она.