Поделиться
Бюллетень EastRussia: отраслевой обзор ТЭК Дальнего Востока
Поделиться

В сахалинских нефтегазовых проектах меняется структура собственников, при этом возникают проблемы правового регулирования возникающих споров, а также поставок продукции. Сохраняются планы по созданию новых СПГ-производств. В нескольких регионах отмечается рост добычи угля, ориентированной на экспорт.

ПАО «Газпром»

Газ Сахалина

Сахалинские шельфовые проекты находятся в тяжелых условиях в результате санкционных ограничений и ухода части инвесторов. При этом процесс отличается сложностями правового регулирования.

В сентябре правительство РФ утвердило требования к потенциальному покупателю доли в новом операторе проекта «Сахалин-2» - ООО «Сахалинская энергия». Так, потенциальный участник должен на момент заявки реализовывать проект по производству СПГ с ежегодным объемом свыше 4 млн тонн и суммарным накопленным объемом не менее 40 млн тонн со дня запуска, иметь опыт эксплуатации завода СПГ мощностью более 4 млн тонн в год, действующие договоры фрахтования газовозов общим объемом более 4 млн куб. м и сроком действия от десяти лет, опыт международной торговли СПГ в объеме не менее 40 млн тонн и действующие долгосрочные контракты со сроком свыше пяти лет. Всем данным критериям в РФ соответствует только одна компания - «НОВАТЭК» Л.Михельсона и Г.Тимченко. «Газпром» не располагает требуемым количеством зафрахтованных танкеров.

В «НОВАТЭКе» сообщали о намерении изучить возможность приобретения доли британско-нидерландской Shell (27,5%)[1] после проведения аудита. Тем не менее в проекте «НОВАТЭК» будет миноритарием, что не предполагает существенного влияния. Кроме того, у «Газпрома» и «НОВАТЭКа» отсутствует опыт успешного партнерства.

Под вопросом находится потенциальная возможность «НОВАТЭКа» получить доступ к самостоятельной продаже газа проекта в качестве трейдера. На сегодняшний день 85% СПГ в рамках проекта продается по долгосрочным контрактам, а остальная доля реализуется на спотовом рынке (не распределяется в портфели акционеров). В текущих условиях такая ситуация более выгодна, чем заключение нового долгосрочного контракта по более низкой цене. При этом, как сказано выше, власти хотят организовать поставку части СПГ с проекта «Сахалин-2» для газификации Камчатки.

Ряд японских компаний тем временем уже перезаключили соглашения о поставках с новым оператором «Сахалина-2» - это Toho Gas, Tokyo Gas, JERA, Tohoku Electric Power. Так, Toho Gas, в соответствии с условиями контракта, будет закупать 500 тыс. тонн СПГ в год до 2033 г. Tohoku Electric Power будет закупать 420 тыс. тонн СПГ в год.

По итогам прошлого года на «Сахалине-2» было законтрактовано 9,2 млн тонн СПГ (что соответствует 12,7 млрд куб. м) СПГ. Директор ООО «Сахалинская энергия» А.Охоткин в конце сентября сообщал, что газ проекта продолжают закупать Индия, Пакистан, Бангладеш, Вьетнам, Таиланд, КНР, однако он признал существование проблемы с продажей спотовых партий продукции (где стоит проблема фрахта судов для перевозки). По итогам восьми месяцев текущего года добыча газа в рамках проекта выросла почти на 20% по отношению к аналогичному периоду 2021 г. (до 12 млрд. куб. м). По итогам года ожидается добыча 18,5 млрд куб. м (и реализация порядка 11,4 млн тонн СПГ). Следует также отметить, что транспортировка морским транспортом сырой нефти с «Сахалина-2» была выведена из-под санкций ЕС[2] до 5 июня 2023 г.[3]

Со своей стороны в целях покрытия дефицита бюджета правительство РФ на три года (2023-25 гг.) планирует повысить ставку налога на прибыль - до 32% (15% - в федеральный бюджет, 17% - в региональные бюджеты) для производителей СПГ. С помощью данной меры предполагается ежегодно дополнительно получать порядка 200 млрд рублей.

Налоговый режим «Сахалина-2», который также может затронуть данное решение, регулируется соглашением о разделе продукции (СРП)[4]. Поскольку увеличение налога на прибыль подразумевает ухудшение налоговых режимов, решение потребует согласования с иностранными партнерами – японскими Mitsui и Mitsubishi. В настоящее время для СРП действует стандартная ставка в 20%, прибыль определяется как разность между доходом и расходами на добычу.

Для «Сахалина-2» был ранее установлен особый порядок распределения налога на прибыль – 75% направляется в федеральный бюджет, 25% получает регион, благодаря чему формальное применение новой нормы не изменит доходы федерального бюджета[5], увеличив доходы регионального бюджета (на 40-50 млрд рублей в год).

Наиболее серьезные проблемы возникли у проекта «Сахалин-1». После выхода американской ExxonMobil, которой принадлежал оператор проекта Exxon Neftegas Limited, на нем была практически остановлена добыча нефти и газа, что формально объясняется заполненностью хранилищ[6] (ExxonMobil приступил к поэтапной остановке добычи с апреля). Так, за семь месяцев 2022 г. объемы добычи упали в два раза по сравнению с аналогичным периодом 2021 г. К июлю добыча в рамках проекта сократилась в 22 раза - с 220 тыс. до 10 тыс. баррелей в сутки. По итогам текущего года добыча должна составить только 4,2 млн тонн нефти вместо изначально запланированных 8,9 млн тонн.

Постановлением правительства новым оператором «Сахалина-1» была назначена компания ООО «Сахалин-1», в которой 11,5% получило АО «РН-Сахалинморнефтегаз-Шельф», 8,5% - АО «РН-Астра» (структуры «Роснефти»). 80% остаются на балансе нового ООО до передачи иностранным участникам.

Иностранные участники «Сахалина-1» в течение месяца должны подтвердить согласие принять в собственность пропорциональную долю в новом операторе. Долями в проекте, помимо ExxonMobil (30%), владели японская Sodeco (30%) и индийская ONGC (20%). Новый оператор проекта и его участники должны сохранить специальный налоговый режим, таможенное, таможенно-тарифное регулирование и исключительное право на экспорт газа.

Сложившаяся ситуация влечет дальнейшие судебные разбирательства, связанные в том числе с тем, что оператор и основной владелец «Сахалина-1» были изначально подконтрольны ExxonMobil, в отличие от ситуации с «Сахалином-2», который был фактически подконтролен «Газпрому».

Так, ExxonMobil в августе сообщал о ведении работы по передаче прав компании по СРП-проекту неназванной третьей стороне. Интерес к доле проявляла индийская ONGC. При этом в ExxonMobil намеревались обратиться в суд в случае отсутствия возможности покинуть проект, а в «Роснефти», в свою очередь, заявляли о необходимости возобновления добычи в полном объеме. В ExxonMobil указывали на логистические и финансовые ограничения, связанные с санкциями, - проблемы с обслуживанием шельфовых платформ на фоне ограничений на поставки импортного оборудования, сложности со страхованием танкеров, нанимаемых для доставки продукции покупателям.

Кроме того, в конце сентября Генпрокуратура РФ и Минфин Сахалинской области подали в Южно-Сахалинский городской суд иск к Exxon Neftegas Limited (предварительное судебное заседание было назначено на 14 октября), подробности которого не раскрываются[7]. Управление ФССП по Сахалинской области по решению Южно-Сахалинского горсуда наложило арест на активы Exxon Neftegas Limited (исполнительный лист об аресте был выдан 27 сентября, организация-взыскатель – Генпрокуратура РФ).

Другие участники проекта пока не заявляли о своих дальнейших планах, но в Японии отмечают важность «Сахалина-1» для диверсификации каналов импорта нефти, в то же признавая, что на текущий момент объемы импорта нефти с проекта являются нулевыми. В ONGC более не обсуждали вопрос о приобретении контроля в проекте. Для возобновления работы «Сахалина-1» потребуется поиск решения технологических проблем добычи на шельфе, что осложнено в условиях санкционных ограничений и утраты компетенций.

Что касается проекта «Сахалин-3», то ПАО «Газпром» планирует запустить добычу углеводородов в начале 2025 г. (на месторождении Южно-Киринское). На лицензионном участке предполагается извлекать 5 млрд куб. м газа в год. Проектная мощность месторождения составляет 21 млрд куб. м газа ежегодно. Также «Газпром» ведет работы по запуску входящего в проект Аяшского нефтяного месторождения, где с 2030 г. планируется извлекать 3 млн тонн нефти в год (с дальнейшим увеличением добычи до 10 млн тонн в год).

Проект «Сахалин-3» включает Киринский, Аяшский и Восточно-Одоптинский участки. В пределах Киринского участка расположены Киринское, Южно-Киринское, Южно-Лунское и Мынгинское месторождения. Газ «Сахалина-3» рассматривается в качестве основной ресурсной базы для газотранспортной системы «Сахалин - Хабаровск - Владивосток». Запасы Южно-Киринского месторождения (по категории С1+С2) учтены в количестве 814,5 млрд куб. м газа, 130 млн тонн газового конденсата (извлекаемые) и 3,8 млн тонн нефти (извлекаемые).

Проекты строительства заводов СПГ

В ряде регионов сохраняются планы по созданию производств сжиженного природного газа, в том числе в целях обеспечения газификации. На полях сентябрьского ВЭФ «Газпром» и правительство Сахалинской области подписали соглашение о строительстве в регионе малотоннажного завода по производству СПГ мощностью до 64 тыс. тонн в год. В то время как само предприятие предполагается построить на Сахалине, системы приема, хранения и регазификации планируется разместить на Курильских островах, поскольку завод будут использовать для газификации Курил.

Запуск первой очереди малотоннажного завода и строительство систем автономной газификации на островах Итуруп и Кунашир намечены на конец 2023 г. На Парамушире и Шикотане такие системы должны быть построены к 2025 г. В качестве источника топлива для проекта рассматривается газ с проекта «Сахалин-3», добычу в рамках которого планируется начать в 2025 г. Инфраструктура морского порта Корсаков, а также курильских морских терминалов Курильск, Северо-Курильск, Малокурильск и Южно-Курильск будет задействована для перевозки танк-контейнеров с СПГ.

Также «Газпром» не оставляет намерения подготовить обоснование инвестиций в строительство на Сахалине (в районе Поронайского морского порта, восточное побережье острова) нефтеперерабатывающего завода мощностью 4,5 млн тонн в год. Ранее (весной текущего года) срок подготовки такого обоснования был ограничен мартом 2023 г.

В Приморском крае завод по производству СПГ мощностью 150 млн куб. м (порядка 130 тыс. тонн СПГ) в год планируется построить в рамках ТОР «Находка» в 2023-25 гг. Соответствующее соглашение было подписано на ВЭФ между инвестором – «Дальневосточной инвестиционной компанией» (входит в ГК «Восточно-Арктическая нефтегазовая корпорация»[8]) и КРДВ. Объем капитальных вложений в проект оценивается в 7,5 млрд рублей.

Сохраняются планы по проекту Якутского СПГ «Якутской топливно-энергетической компании» (входит в «А-Проперти» А.Авдоляна). По итогам 2021 г. ЯТЭК вложила в геологоразведочные работы по проекту порядка 3,8 млрд рублей. Напомним, что проект предполагает строительство завода СПГ мощностью 18 млн тонн на территории Хабаровского края (ресурсная база – якутские месторождения Средневилюйское, Мастахское, Толонское, Тымтайдахское). Объем инвестиций, предусмотренных на текущий год, в компании не озвучивался.

Кроме того, в Якутии создание СПГ-завода, а также нефтеналивного терминала рассматривается в селе Павловск (Мегино-Кангаласский район). Проект может быть включен в ТОР «Якутия». Соглашение о сотрудничестве в рамках проекта в сентябре было подписано КРДВ, ООО «РоссОйл», ГК «Старвей», ООО «Газпром СПГ Технологии» и Агентством по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Якутии.

Ситуация с добычей и экспортом угля

На Дальнем Востоке отмечается рост угледобычи. В сентябре компанией «АнтрацитИнвестПроект» был запущен в эксплуатацию угольный разрез «Сыллахский» на одноименном месторождении в Якутии (Нерюнгринский район). Мощность разреза составляет 6,5 млн тонн угля в год (к 2025 г.), первая очередь предполагает добычу 1 млн тонн. Объем инвестиций в проект оценивается в 21 млрд рублей (к настоящему времени освоено 4 млрд рублей). Балансовые запасы месторождения составляют 140,877 млн тонн (категории В+С1+С2).

Продолжается рост добычи каменного угля на Чукотке. В январе-августе ООО «Берингпромуголь» (австралийская Tigers Realm Coal) произвело 962,3 тыс. тонн каменного угля, на 71% превысив результат за аналогичный период 2021 г. В настоящее время недропользователь реализует проект по увеличению объемов производства угля на месторождении Фандюшкинское поле Беринговского каменноугольного бассейна (до 2 млн тонн в год), модернизирует угольный порт Беринговский, через который продукция поставляется на экспорт. Также планируется увеличивать добычу за счет освоения месторождения Звонкое.

Увеличение угольного экспорта требует создания новой инфраструктуры в ДФО. Так, на ВЭФ КРДВ, АО «Центр развития портовой инфраструктуры» (ЦРПИ) и «Корпорация Сюань Юань» заключили соглашение о строительстве конвейерной системы через реку Амур для перевалки угля между РФ и КНР. Строительные работы планируется начать в 2023 г., а объем инвестиций оценивается в 20 млрд рублей. Максимальный объем перевалки ожидается на уровне 15 млн тонн угля в год. Тем не менее пока не определена площадка для строительства, а также ресурсная база.

На 2023 г. намечен ввод в эксплуатацию угольного морского порта Суходол в Приморском крае (Шкотовский район), мощность перевалки которого должна составить около 2 млн тонн угля (в 2023 г.), в 2024 г. достичь порядка 6 млн тонн, а в 2025 г. - превысить 12 млн тонн. Планы также включают увеличение грузооборота до 20 млн тонн угля в год. Инвесторами проекта выступают акционеры кемеровского холдинга СДС В.Гридин и М.Федяев (25,1%), «РЖД-Инвестиционные проекты» (25%) и «Центр развития портовой инфраструктуры» (24,79%). В настоящее время 100% ООО «Морской порт «Суходол» находится в залоге у ВЭБ.РФ и ВТБ.

Объем инвестиций в данный проект в 2021 г. оценивался в 180 млрд рублей. Инвестор заявлял о намерении создать к 2030 г., помимо угольного, терминалы для перевалки зерновых, минеральных удобрений и контейнерных грузов. Объем инвестиций только в угольный терминал оценивается в 62 млрд рублей.

На рынке АТР добываемый в ДФО уголь будет конкурировать с углем из других регионов страны в результате вступления в силу 10 августа европейского эмбарго на российский уголь. В связи с ним на другие рынки предстоит перенаправить 63 млн тонн из 172 млн тонн всего российского угольного экспорта. При этом следует отметить, что ряд азиатских стран сокращает импорт российского угля – это Япония, Тайвань, Южная Корея, которые прежде рассматривались в качестве перспективных рынков с точки зрения увеличения угольного экспорта[9].

Так, по итогам семи месяцев 2021 г. на 33,3% сократил закупки Тайвань (было приобретено 4,4 млн тонн угля). Тайваньская энергетическая компания Taipower не планирует заключать новых контрактов. На 25% за январь-июль сократился экспорт угля в Японию (до 8,4 млн тонн), ранее об отказе от закупок объявила корпорация Kyushu Electric Power, на которую приходилось 7% российского угольного экспорта, а власти страны сообщили о планах постепенного снижения импорта российского угля[10]. Южная Корея по итогам семи месяцев снизила закупки угля в РФ на 3%, до 12,8 млн тонн, намереваясь увеличивать поставки австралийского угля[11], но не сообщая о полном отказе от поставок из РФ. В январе-июле текущего года росли поставки российского угля в Индию – их объем достиг 6,7 млн тонн (рост в 2,5 раза), но вместе с тем снижались поставки коксующихся углей для металлургии (в связи с тем, что индийские сталелитейные заводы входят в международные холдинги, для них возникает риск потенциальных санкций). В результате основную часть экспорта в Индию составляет энергетический уголь.

 

Подробную информацию и аналитику по этой и другим актуальным темам можно найти в еженедельном бюллетене EastRussia.


[1] После отказа Shell от дальнейшего участия доля компании в течение четырех месяцев должна быть передана новому акционеру, прошедшему отбор.

[2] Восьмой пакет санкций ЕС (вступил в силу 6 октября) запрещает перевозку в третьи страны российской сырой нефти с 5 декабря 2022 г.

[3] Транспортировка морским транспортом в Японию, техническая помощь, брокерские услуги, финансирование или финансовая помощь, связанные с такой транспортировкой, сырой нефти, смешанной с конденсатом, происходящей с проекта «Сахалин-2».

[4] Иностранными акционерами в настоящее время являются японские Mitsui и Mitsubishi.

[5] В проекте федерального бюджета на 2022-2024 гг. поступления от «Сахалина-2» в 2023 г. запланированы на уровне 20,1 млрд рублей.

[6] В августе сообщалось, что резервуары портового терминала Де-Кастри в Хабаровском крае заполнены на 95%, нефть из них не отгружается.

[7] Третьими лицами по делу заявлены сахалинское правительство и управление ФНС.

[8] Санкт-Петербург, учредители – ООО «Азиатско-Тихоокеанская танкерная компания» (учредители – О.Семикина и Ю.Туран) и ООО «Школа будущего» (учредитель – С.Неверов).

[9] Стратегия развития угольной отрасли РФ предполагала увеличение поставок в Восточную Азию с 84 млн тонн в 2018 г. до 123 млн тонн к 2035 г., с наибольшим приростом поставок в том числе в Японию и Южную Корею – крупных потребителей российского энергетического и коксующегося угля.

[10] На долю РФ приходилось 11% от общего объема импорта угля в Японии (в 2021 г.)

[11] В первом квартале текущего года российский уголь составлял 62% в структуре южнокорейского импорта угля, а на Австралию приходилось 38%.



Ростислав Туровский, научный редактор EastRussia, профессор ВШЭ, доктор политических наук; Екатерина Шамсутдинова Теги:
Картина дня Вся лента
Поделиться
Многоликость углеродной нейтральности

В рамках 26-го Дальневосточного международного энергетического форума «Нефть и газ Сахалина 2022» состоялась крайне насыщенная дискуссия, которая продемонстрировала слушателям ряд альтернативных взглядов на достижение углеродной нейтральности. Участники диалога, обсудив первый российский (и сахалинский) успех по торговле единицами СО2, вспомнили о том, чего не хватает для дальнейшего развития «зеленой» энергетики в стране. EastRussia публикует основные тезисы, прозвучавшие в диалоге экспертов.

Читать полностью
Поделиться
Бюллетень EastRussia: отраслевой обзор сельхозпроизводства ДФО

Читать полностью
Поделиться
Взрывной рост воСАРения на острове Русском

Санкционное давление называют одной из главных причин, по которым российский бизнес распробовал «офшоры» на островах Русский и Октябрьский. За один только непростой 2022-й год дальневосточный САР (специальный административный район) получил больше резидентов, чем за всё время своего существования с 2018 года. По оценкам экспертов, в новых санкционных реалиях популярность САРов продолжит расти.

Читать полностью
Поделиться
Камера! Мотор! «Дальневосточное кино» — дубль первый!

Одним из проектов, который был поддержан Фондом культурных инициатив к реализации в 2024 году, стал проект под названием «Дальневосточное кино» московской АНО «Центр политических и социальных технологий». Его инициаторы намерены отобрать пять литературных произведений из числа участников премии им. Арсеньева, чтобы превратить их в сценарные заявки и предложить снять на их основе кино про Дальний Восток.

Корреспондент EastRussia пообщался с идейным вдохновителем проекта Вячеславом Коноваловым, чтобы от первого лица узнать — какие книги могут стать хорошим фильмом, а какие даже не стоит пытаться экранизировать?

Читать полностью
Поделиться
«Дальний Восток — наше общее будущее»

Читать полностью
Поделиться
Дальневосточники спросили — Президент решил

Более 30 вопросов, предложений, обращений выслушал Владимир Путин во время своей недавней поездки на Дальний Восток от жителей Чукотки и представителей бизнеса из различных регионов ДФО. Некоторые из них были решены оперативно, другие требуют проработки и анализа. Самые важные и чувствительные запросы Президент обсудил с членами Правительства РФ на специальном совещании.

EastRussia приводит список поручений Владимира Путина, отправной точкой для которых стали обращения дальневосточников.

Читать полностью
Поделиться
Макроэкономический ландшафт Дальнего Востока к 2030 году

Читать полностью
Поделиться
Бубен, золото, ножи. Улица Дальнего Востока ждёт гостей

Открывая улицу Дальнего Востока, заместитель Председателя Правительства Российской Федерации – полномочный представитель Президента Российской Федерации в ДФО Юрий Трутнев сказал: «Мы хотели поделиться с вами нашей любовью – любовью к родной земле. К Чукотке и Камчатке, к Еврейской автономной области и Хабаровскому краю, ко всем дальневосточным регионам, к лесам, городам, рекам, людям. Мы хотим, чтобы вы прикоснулись к этой любви, почувствовали ее. Почувствовали любовь к нашей великой Родине».

Читать полностью
Поделиться
Только экстрим, только хардкор? Возможен ли комфортный автотуризм на Дальнем Востоке?

Среди 15 сессий, которые составили основу II всероссийского туристического форума «Открой Дальний Восток» меня, как человека, предпочитающего всем видам путешествий автотуризм, заинтересовала сессия под названием «Перспективы развития автотуризма на Дальнем Востоке». Есть ли они – эти перспективы вообще – и если да, то какие? 

Читать полностью
Поделиться
Бюллетень EastRussia: отраслевой аналитический обзор туриндустрии Дальнего Востока

Читать полностью
Поделиться
Зима открытий: Необъятный регион в ожидании гостей

Свое мнение о развитии туризма в регионах ДФО и Арктики в этом году высказали более 100 профессионалов в сфере туризма, индустрии гостеприимства, представителей федеральных и региональных органов власти, бизнеса и общественных организаций. На форум было зарегистрировано почти 800 человек из более чем 20 регионов России.

Читать полностью
Поделиться
Бюллетень EastRussia: ситуация в социальной сфере ДФО

Основными направлениям социальной поддержки в дальневосточных регионах остаются расширение жилищного строительства, создание новых объектов социальной инфраструктуры, поддержка семей с детьми. Также предполагается уделять дополнительное внимание мерам поддержки молодых специалистов и развитию образования, в целях продолжающейся борьбы с оттоком населения из регионов ДФО.

Читать полностью
Поделиться
Щепки не летят

Рецессия мировой экономики, пандемия, неблагоприятные геополитические факторы накладывали свой отпечаток. В нынешних условиях лесоэкспортеры рассчитывают, что государство приостановит действие заградительных мер на вывоз необработанной древесины, что позволит нарастить лесозаготовку и промышленное производство.

Читать полностью
Больше материалов