Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Бюллетень EastRussia: отраслевой обзор ТЭК Дальнего Востока

В сахалинских нефтегазовых проектах меняется структура собственников, при этом возникают проблемы правового регулирования возникающих споров, а также поставок продукции. Сохраняются планы по созданию новых СПГ-производств. В нескольких регионах отмечается рост добычи угля, ориентированной на экспорт.

Бюллетень EastRussia: отраслевой обзор ТЭК Дальнего Востока
Фото: ПАО «Газпром»

Газ Сахалина

Сахалинские шельфовые проекты находятся в тяжелых условиях в результате санкционных ограничений и ухода части инвесторов. При этом процесс отличается сложностями правового регулирования.

В сентябре правительство РФ утвердило требования к потенциальному покупателю доли в новом операторе проекта «Сахалин-2» - ООО «Сахалинская энергия». Так, потенциальный участник должен на момент заявки реализовывать проект по производству СПГ с ежегодным объемом свыше 4 млн тонн и суммарным накопленным объемом не менее 40 млн тонн со дня запуска, иметь опыт эксплуатации завода СПГ мощностью более 4 млн тонн в год, действующие договоры фрахтования газовозов общим объемом более 4 млн куб. м и сроком действия от десяти лет, опыт международной торговли СПГ в объеме не менее 40 млн тонн и действующие долгосрочные контракты со сроком свыше пяти лет. Всем данным критериям в РФ соответствует только одна компания - «НОВАТЭК» Л.Михельсона и Г.Тимченко. «Газпром» не располагает требуемым количеством зафрахтованных танкеров.

В «НОВАТЭКе» сообщали о намерении изучить возможность приобретения доли британско-нидерландской Shell (27,5%)[1] после проведения аудита. Тем не менее в проекте «НОВАТЭК» будет миноритарием, что не предполагает существенного влияния. Кроме того, у «Газпрома» и «НОВАТЭКа» отсутствует опыт успешного партнерства.

Под вопросом находится потенциальная возможность «НОВАТЭКа» получить доступ к самостоятельной продаже газа проекта в качестве трейдера. На сегодняшний день 85% СПГ в рамках проекта продается по долгосрочным контрактам, а остальная доля реализуется на спотовом рынке (не распределяется в портфели акционеров). В текущих условиях такая ситуация более выгодна, чем заключение нового долгосрочного контракта по более низкой цене. При этом, как сказано выше, власти хотят организовать поставку части СПГ с проекта «Сахалин-2» для газификации Камчатки.

Ряд японских компаний тем временем уже перезаключили соглашения о поставках с новым оператором «Сахалина-2» - это Toho Gas, Tokyo Gas, JERA, Tohoku Electric Power. Так, Toho Gas, в соответствии с условиями контракта, будет закупать 500 тыс. тонн СПГ в год до 2033 г. Tohoku Electric Power будет закупать 420 тыс. тонн СПГ в год.

По итогам прошлого года на «Сахалине-2» было законтрактовано 9,2 млн тонн СПГ (что соответствует 12,7 млрд куб. м) СПГ. Директор ООО «Сахалинская энергия» А.Охоткин в конце сентября сообщал, что газ проекта продолжают закупать Индия, Пакистан, Бангладеш, Вьетнам, Таиланд, КНР, однако он признал существование проблемы с продажей спотовых партий продукции (где стоит проблема фрахта судов для перевозки). По итогам восьми месяцев текущего года добыча газа в рамках проекта выросла почти на 20% по отношению к аналогичному периоду 2021 г. (до 12 млрд. куб. м). По итогам года ожидается добыча 18,5 млрд куб. м (и реализация порядка 11,4 млн тонн СПГ). Следует также отметить, что транспортировка морским транспортом сырой нефти с «Сахалина-2» была выведена из-под санкций ЕС[2] до 5 июня 2023 г.[3]

Со своей стороны в целях покрытия дефицита бюджета правительство РФ на три года (2023-25 гг.) планирует повысить ставку налога на прибыль - до 32% (15% - в федеральный бюджет, 17% - в региональные бюджеты) для производителей СПГ. С помощью данной меры предполагается ежегодно дополнительно получать порядка 200 млрд рублей.

Налоговый режим «Сахалина-2», который также может затронуть данное решение, регулируется соглашением о разделе продукции (СРП)[4]. Поскольку увеличение налога на прибыль подразумевает ухудшение налоговых режимов, решение потребует согласования с иностранными партнерами – японскими Mitsui и Mitsubishi. В настоящее время для СРП действует стандартная ставка в 20%, прибыль определяется как разность между доходом и расходами на добычу.

Для «Сахалина-2» был ранее установлен особый порядок распределения налога на прибыль – 75% направляется в федеральный бюджет, 25% получает регион, благодаря чему формальное применение новой нормы не изменит доходы федерального бюджета[5], увеличив доходы регионального бюджета (на 40-50 млрд рублей в год).

Наиболее серьезные проблемы возникли у проекта «Сахалин-1». После выхода американской ExxonMobil, которой принадлежал оператор проекта Exxon Neftegas Limited, на нем была практически остановлена добыча нефти и газа, что формально объясняется заполненностью хранилищ[6] (ExxonMobil приступил к поэтапной остановке добычи с апреля). Так, за семь месяцев 2022 г. объемы добычи упали в два раза по сравнению с аналогичным периодом 2021 г. К июлю добыча в рамках проекта сократилась в 22 раза - с 220 тыс. до 10 тыс. баррелей в сутки. По итогам текущего года добыча должна составить только 4,2 млн тонн нефти вместо изначально запланированных 8,9 млн тонн.

Постановлением правительства новым оператором «Сахалина-1» была назначена компания ООО «Сахалин-1», в которой 11,5% получило АО «РН-Сахалинморнефтегаз-Шельф», 8,5% - АО «РН-Астра» (структуры «Роснефти»). 80% остаются на балансе нового ООО до передачи иностранным участникам.

Иностранные участники «Сахалина-1» в течение месяца должны подтвердить согласие принять в собственность пропорциональную долю в новом операторе. Долями в проекте, помимо ExxonMobil (30%), владели японская Sodeco (30%) и индийская ONGC (20%). Новый оператор проекта и его участники должны сохранить специальный налоговый режим, таможенное, таможенно-тарифное регулирование и исключительное право на экспорт газа.

Сложившаяся ситуация влечет дальнейшие судебные разбирательства, связанные в том числе с тем, что оператор и основной владелец «Сахалина-1» были изначально подконтрольны ExxonMobil, в отличие от ситуации с «Сахалином-2», который был фактически подконтролен «Газпрому».

Так, ExxonMobil в августе сообщал о ведении работы по передаче прав компании по СРП-проекту неназванной третьей стороне. Интерес к доле проявляла индийская ONGC. При этом в ExxonMobil намеревались обратиться в суд в случае отсутствия возможности покинуть проект, а в «Роснефти», в свою очередь, заявляли о необходимости возобновления добычи в полном объеме. В ExxonMobil указывали на логистические и финансовые ограничения, связанные с санкциями, - проблемы с обслуживанием шельфовых платформ на фоне ограничений на поставки импортного оборудования, сложности со страхованием танкеров, нанимаемых для доставки продукции покупателям.

Кроме того, в конце сентября Генпрокуратура РФ и Минфин Сахалинской области подали в Южно-Сахалинский городской суд иск к Exxon Neftegas Limited (предварительное судебное заседание было назначено на 14 октября), подробности которого не раскрываются[7]. Управление ФССП по Сахалинской области по решению Южно-Сахалинского горсуда наложило арест на активы Exxon Neftegas Limited (исполнительный лист об аресте был выдан 27 сентября, организация-взыскатель – Генпрокуратура РФ).

Другие участники проекта пока не заявляли о своих дальнейших планах, но в Японии отмечают важность «Сахалина-1» для диверсификации каналов импорта нефти, в то же признавая, что на текущий момент объемы импорта нефти с проекта являются нулевыми. В ONGC более не обсуждали вопрос о приобретении контроля в проекте. Для возобновления работы «Сахалина-1» потребуется поиск решения технологических проблем добычи на шельфе, что осложнено в условиях санкционных ограничений и утраты компетенций.

Что касается проекта «Сахалин-3», то ПАО «Газпром» планирует запустить добычу углеводородов в начале 2025 г. (на месторождении Южно-Киринское). На лицензионном участке предполагается извлекать 5 млрд куб. м газа в год. Проектная мощность месторождения составляет 21 млрд куб. м газа ежегодно. Также «Газпром» ведет работы по запуску входящего в проект Аяшского нефтяного месторождения, где с 2030 г. планируется извлекать 3 млн тонн нефти в год (с дальнейшим увеличением добычи до 10 млн тонн в год).

Проект «Сахалин-3» включает Киринский, Аяшский и Восточно-Одоптинский участки. В пределах Киринского участка расположены Киринское, Южно-Киринское, Южно-Лунское и Мынгинское месторождения. Газ «Сахалина-3» рассматривается в качестве основной ресурсной базы для газотранспортной системы «Сахалин - Хабаровск - Владивосток». Запасы Южно-Киринского месторождения (по категории С1+С2) учтены в количестве 814,5 млрд куб. м газа, 130 млн тонн газового конденсата (извлекаемые) и 3,8 млн тонн нефти (извлекаемые).

Проекты строительства заводов СПГ

В ряде регионов сохраняются планы по созданию производств сжиженного природного газа, в том числе в целях обеспечения газификации. На полях сентябрьского ВЭФ «Газпром» и правительство Сахалинской области подписали соглашение о строительстве в регионе малотоннажного завода по производству СПГ мощностью до 64 тыс. тонн в год. В то время как само предприятие предполагается построить на Сахалине, системы приема, хранения и регазификации планируется разместить на Курильских островах, поскольку завод будут использовать для газификации Курил.

Запуск первой очереди малотоннажного завода и строительство систем автономной газификации на островах Итуруп и Кунашир намечены на конец 2023 г. На Парамушире и Шикотане такие системы должны быть построены к 2025 г. В качестве источника топлива для проекта рассматривается газ с проекта «Сахалин-3», добычу в рамках которого планируется начать в 2025 г. Инфраструктура морского порта Корсаков, а также курильских морских терминалов Курильск, Северо-Курильск, Малокурильск и Южно-Курильск будет задействована для перевозки танк-контейнеров с СПГ.

Также «Газпром» не оставляет намерения подготовить обоснование инвестиций в строительство на Сахалине (в районе Поронайского морского порта, восточное побережье острова) нефтеперерабатывающего завода мощностью 4,5 млн тонн в год. Ранее (весной текущего года) срок подготовки такого обоснования был ограничен мартом 2023 г.

В Приморском крае завод по производству СПГ мощностью 150 млн куб. м (порядка 130 тыс. тонн СПГ) в год планируется построить в рамках ТОР «Находка» в 2023-25 гг. Соответствующее соглашение было подписано на ВЭФ между инвестором – «Дальневосточной инвестиционной компанией» (входит в ГК «Восточно-Арктическая нефтегазовая корпорация»[8]) и КРДВ. Объем капитальных вложений в проект оценивается в 7,5 млрд рублей.

Сохраняются планы по проекту Якутского СПГ «Якутской топливно-энергетической компании» (входит в «А-Проперти» А.Авдоляна). По итогам 2021 г. ЯТЭК вложила в геологоразведочные работы по проекту порядка 3,8 млрд рублей. Напомним, что проект предполагает строительство завода СПГ мощностью 18 млн тонн на территории Хабаровского края (ресурсная база – якутские месторождения Средневилюйское, Мастахское, Толонское, Тымтайдахское). Объем инвестиций, предусмотренных на текущий год, в компании не озвучивался.

Кроме того, в Якутии создание СПГ-завода, а также нефтеналивного терминала рассматривается в селе Павловск (Мегино-Кангаласский район). Проект может быть включен в ТОР «Якутия». Соглашение о сотрудничестве в рамках проекта в сентябре было подписано КРДВ, ООО «РоссОйл», ГК «Старвей», ООО «Газпром СПГ Технологии» и Агентством по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Якутии.

Ситуация с добычей и экспортом угля

На Дальнем Востоке отмечается рост угледобычи. В сентябре компанией «АнтрацитИнвестПроект» был запущен в эксплуатацию угольный разрез «Сыллахский» на одноименном месторождении в Якутии (Нерюнгринский район). Мощность разреза составляет 6,5 млн тонн угля в год (к 2025 г.), первая очередь предполагает добычу 1 млн тонн. Объем инвестиций в проект оценивается в 21 млрд рублей (к настоящему времени освоено 4 млрд рублей). Балансовые запасы месторождения составляют 140,877 млн тонн (категории В+С1+С2).

Продолжается рост добычи каменного угля на Чукотке. В январе-августе ООО «Берингпромуголь» (австралийская Tigers Realm Coal) произвело 962,3 тыс. тонн каменного угля, на 71% превысив результат за аналогичный период 2021 г. В настоящее время недропользователь реализует проект по увеличению объемов производства угля на месторождении Фандюшкинское поле Беринговского каменноугольного бассейна (до 2 млн тонн в год), модернизирует угольный порт Беринговский, через который продукция поставляется на экспорт. Также планируется увеличивать добычу за счет освоения месторождения Звонкое.

Увеличение угольного экспорта требует создания новой инфраструктуры в ДФО. Так, на ВЭФ КРДВ, АО «Центр развития портовой инфраструктуры» (ЦРПИ) и «Корпорация Сюань Юань» заключили соглашение о строительстве конвейерной системы через реку Амур для перевалки угля между РФ и КНР. Строительные работы планируется начать в 2023 г., а объем инвестиций оценивается в 20 млрд рублей. Максимальный объем перевалки ожидается на уровне 15 млн тонн угля в год. Тем не менее пока не определена площадка для строительства, а также ресурсная база.

На 2023 г. намечен ввод в эксплуатацию угольного морского порта Суходол в Приморском крае (Шкотовский район), мощность перевалки которого должна составить около 2 млн тонн угля (в 2023 г.), в 2024 г. достичь порядка 6 млн тонн, а в 2025 г. - превысить 12 млн тонн. Планы также включают увеличение грузооборота до 20 млн тонн угля в год. Инвесторами проекта выступают акционеры кемеровского холдинга СДС В.Гридин и М.Федяев (25,1%), «РЖД-Инвестиционные проекты» (25%) и «Центр развития портовой инфраструктуры» (24,79%). В настоящее время 100% ООО «Морской порт «Суходол» находится в залоге у ВЭБ.РФ и ВТБ.

Объем инвестиций в данный проект в 2021 г. оценивался в 180 млрд рублей. Инвестор заявлял о намерении создать к 2030 г., помимо угольного, терминалы для перевалки зерновых, минеральных удобрений и контейнерных грузов. Объем инвестиций только в угольный терминал оценивается в 62 млрд рублей.

На рынке АТР добываемый в ДФО уголь будет конкурировать с углем из других регионов страны в результате вступления в силу 10 августа европейского эмбарго на российский уголь. В связи с ним на другие рынки предстоит перенаправить 63 млн тонн из 172 млн тонн всего российского угольного экспорта. При этом следует отметить, что ряд азиатских стран сокращает импорт российского угля – это Япония, Тайвань, Южная Корея, которые прежде рассматривались в качестве перспективных рынков с точки зрения увеличения угольного экспорта[9].

Так, по итогам семи месяцев 2021 г. на 33,3% сократил закупки Тайвань (было приобретено 4,4 млн тонн угля). Тайваньская энергетическая компания Taipower не планирует заключать новых контрактов. На 25% за январь-июль сократился экспорт угля в Японию (до 8,4 млн тонн), ранее об отказе от закупок объявила корпорация Kyushu Electric Power, на которую приходилось 7% российского угольного экспорта, а власти страны сообщили о планах постепенного снижения импорта российского угля[10]. Южная Корея по итогам семи месяцев снизила закупки угля в РФ на 3%, до 12,8 млн тонн, намереваясь увеличивать поставки австралийского угля[11], но не сообщая о полном отказе от поставок из РФ. В январе-июле текущего года росли поставки российского угля в Индию – их объем достиг 6,7 млн тонн (рост в 2,5 раза), но вместе с тем снижались поставки коксующихся углей для металлургии (в связи с тем, что индийские сталелитейные заводы входят в международные холдинги, для них возникает риск потенциальных санкций). В результате основную часть экспорта в Индию составляет энергетический уголь.

 

Подробную информацию и аналитику по этой и другим актуальным темам можно найти в еженедельном бюллетене EastRussia.


[1] После отказа Shell от дальнейшего участия доля компании в течение четырех месяцев должна быть передана новому акционеру, прошедшему отбор.

[2] Восьмой пакет санкций ЕС (вступил в силу 6 октября) запрещает перевозку в третьи страны российской сырой нефти с 5 декабря 2022 г.

[3] Транспортировка морским транспортом в Японию, техническая помощь, брокерские услуги, финансирование или финансовая помощь, связанные с такой транспортировкой, сырой нефти, смешанной с конденсатом, происходящей с проекта «Сахалин-2».

[4] Иностранными акционерами в настоящее время являются японские Mitsui и Mitsubishi.

[5] В проекте федерального бюджета на 2022-2024 гг. поступления от «Сахалина-2» в 2023 г. запланированы на уровне 20,1 млрд рублей.

[6] В августе сообщалось, что резервуары портового терминала Де-Кастри в Хабаровском крае заполнены на 95%, нефть из них не отгружается.

[7] Третьими лицами по делу заявлены сахалинское правительство и управление ФНС.

[8] Санкт-Петербург, учредители – ООО «Азиатско-Тихоокеанская танкерная компания» (учредители – О.Семикина и Ю.Туран) и ООО «Школа будущего» (учредитель – С.Неверов).

[9] Стратегия развития угольной отрасли РФ предполагала увеличение поставок в Восточную Азию с 84 млн тонн в 2018 г. до 123 млн тонн к 2035 г., с наибольшим приростом поставок в том числе в Японию и Южную Корею – крупных потребителей российского энергетического и коксующегося угля.

[10] На долю РФ приходилось 11% от общего объема импорта угля в Японии (в 2021 г.)

[11] В первом квартале текущего года российский уголь составлял 62% в структуре южнокорейского импорта угля, а на Австралию приходилось 38%.