Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Нерезиновая» Камчатка в ожидании нашествия туристов

Власти региона ожидают, что Камчатка станет одной из приоритетных целей внутреннего туризма в 2022 году.

Готов ли полуостров к нашествию гостей, только ли турист с тугим кошельком сможет увидеть Долину гейзеров, сколько стоит туда экскурсия, что с безопасностью полётов и новыми маршрутами – своими ожиданиями на новый туристический сезон с EastRussia поделился Виктор Сиротин, генеральный директор частной авиакомпании «Витязь-Аэро».

«Нерезиновая» Камчатка в ожидании нашествия туристов
Фото: Фёдор Борисов


Виктор Сиротин, гендиректор компании Витязь-Аэро
фото: Фёдор Борисов

– Виктор Петрович, во время недавнего визита Юрия Трутнева на Камчатку очередной раз поднималась тема увеличения туристического потока, о чартерах из Москвы… Как вы оцениваете вероятность того, что это случится? И если вдруг произойдёт – что может предложить «Витязь-Аэро» уже сейчас и есть ли резервы?

– Мы как компания в целом ориентированы как раз на туристов, на наш взгляд туризм – это будущее камчатской экономики. Юрий Петрович прав, говоря о том, что поток туристов надо наращивать. «Витязь-Аэро» обладает необходимыми мощностями, чтобы перевезти всех без исключения туристов, сколько бы их не было. Однако надо понимать, что у большинства мест, куда они хотят попасть – у той же Долины гейзеров – есть ограничения по приему людей извне. Нельзя привезти туда одновременно 100 человек и организовать их пребывание там в соответствии с возможностями инфраструктуры, требованиями безопасности, экологии и так далее.

Такая же ситуация на Курильском озере – крупнейшем нерестилище дикого лосося. Там тоже есть ограничения по одновременному пребыванию туристов. И это касается всех «маст хэв»-направлений, куда хочет попасть каждый турист, приехавший на Камчатку. Мы-то можем доставить, повторюсь, любое практически количество пассажиров, но в конечной точке путешествия их не смогут принять. Мы перевозим ежегодно 12 000 туристов, и это количество мы можем значительно увеличить.

– А если там всё же смогут обрабатывать больше туристов? Поступит, например, команда сверху – нарастить мощности, принимать по 100 человек одновременно?

– Команду, конечно, отдать можно, но вот пример – есть комната, в которой могут находиться максимум 40 человек. И вот поступает команда вместить в этой комнате 100 человек. И что будет?
Ведь Долина гейзеров – это туристические тропы, которые проходят между гейзерами, фумарольными полями, гид рассказывает про каждое место. И поместить на эту тропу большее количество людей физически невозможно.


фото: Фёдор Борисов

Плюс позиция учёных, которые считают, что сохранение памятников природы в первозданном виде важнее зарабатывания денег. И вот пример – с 15 мая по 31 июня в Долине гейзеров месячник тишины. Туда может прилетать не более двух вертолётов в день, которые привезут туда максимум 40 человек. Зачем нужен месячник тишины? Потому что там теплая земля и там медведи продолжают свой род. Чтобы их не пугать, чтобы не было опасности для туристов – их туда просто не пускают. И вот у нас остаются июль, август, сентябрь – представляете, что будет, если в этот срок туда приедут 100 тысяч человек?! Поэтому ещё раз – мы готовы возить, но не ценой уничтожения уникальной природы.

– Что с другими маршрутами?

– Начиная с 2016-го, мы ежегодно разрабатываем и предлагаем новые маршруты – и вертолётные, и вертолётно-пешеходные. Делаем промо-туры для туристических компаний местных, показываем им, убеждаем продавать эти маршруты, чтобы разгрузить Долину гейзеров, Курильское озеро. В ответ слышим: «Всё замечательно, всё прекрасно, но мы хотим гейзеры». На всех выставках мы делаем специальные стенды, мы пытаемся продвигать что-то кроме Долины, и всего того, что есть уже раскрученного на Камчатке. Но одной компании, даже такой как мы, не под силу переломить существующий тренд. Здесь нужна и административная поддержка, и создание стимулов для туристов, это сложно, дорого и этим надо заниматься очень плотно. Мы пытаемся подключить к этому процессу коллег по индустрии, но… все хотят уже на готовое, гарантированно сулящее загрузку и прибыль. Вот есть Долина гейзеров, она продаётся, вот и замечательно. Зачем делать что-то ещё?

Тем не менее, увеличивать туристический поток надо. Будет больше туристов – туркомпании задумаются над тем, чтобы разрабатывать и предлагать новые маршруты, потому что ограничения по Долине гейзеров, Курильскому озеру – они не исчезнут.

– Есть ли понимание – приедут ли зарубежные гости в нынешней ситуации, когда отношение ряда западных стран к России резко изменилось?

– Иностранцы по большому счету перестали приезжать с началом пандемии. До 2019 года зарубежные гости составляли примерно 25% в нашем пассажиропотоке, но сейчас их немного. Они есть, они будут, но основную погоду делают всё же наши российские туристы. Пропали те европейцы, американцы, канадцы, которых главным образом интересовала охота, рыбалка, но в то же время появился российский турист, который замещает выбывших иностранцев. В общем количественном выражении поток туристов остался примерно таким же, как и был.

– Приходится ли «Витязь-Аэро» менять свои планы на развитие, техническое перевооружение из-за антироссийских санкций?

– У нас весь парк отечественный. Есть несколько зарубежных компонентов в наших вертолётах, холдинг «Вертолёты России» о них знает, им уже найдена замена, так что в этом отношении у нас проблем не предвидится. Есть определённое неудобство с импортозамещением масел, которые применяются в авиации, но это не критичная ситуация. Да, растут цены на запчасти, на техжидкости – стоимость запчастей поднялась уже примерно на 18%, но главное, что весь вертолёт состоит именно из российских деталей и узлов и будет летать независимо от поставок из-за рубежа.

– Скажется ли каким-то образом модернизация аэропорта Елизово на деятельности «Витязь-Аэро». Какова вообще наземная инфраструктура «Витязь-Аэро»?

– Если только косвенно. Проблема расширения и обновления аэропорта назрела давным-давно. Пропускная способность действующего терминала крайне низкая. Порой очереди на улице стоят! Поэтому мы только за строительство нового терминала, это поднимет рейтинг и региона в целом, и большее количество туристов будет к нам приезжать, то есть и наше предприятие получит новых клиентов. Но напрямую на деятельности «Витязь-Аэро» реконструкция аэропорта Елизово не скажется.

Что касается нашей наземной инфраструктуры, то у нас по Камчатке шесть посадочных площадок. Это самая крупная сеть после федерального казенного предприятия «Аэропорты Камчатки» - у них что-то около 15. Наши очень удачно распределены по территории Камчатского края – от центра до самого юга. Они все с аэровокзалами, с возможностью техобслуживания вертолётов, они там постоянно базируются.

– Росавиация временно отзывала сертификат эксплуатанта «Витязь-Аэро». Что было сделано, чтобы его восстановить?

– Да. Ограничение действия сертификата эксплуатанта Росавиация ввела 13 августа. Катастрофа на Курильском озере произошла 12 августа. Комиссия начала работать 14 августа. За те полгода, что действовало ограничение, сделано очень много. Вместе с коллегами с Росавиации мы проанализировали каждый шаг, каждую операцию, вообще всё, что связано с безопасностью полётов. Мы пересмотрели действовавшие алгоритмы по правилам производства полётов, подготовки членов экипажа, по расшифровке полётной информации, по выявлению недостатков. Всё руководство системы управления безопасностью полётов, весь руководящий состав вплоть до начальников смен заново обучен по системе качества менеджмента по ISO9001:2015.


фото: Фёдор Борисов

Мы поменяли подходы к оценке рисков, которые существуют. Мы понимаем, что тогда не увидели риск, которые присутствовал и привёл к катастрофе. Тут надо еще отметить, что у того командира воздушного судна шесть лет не было ни одного нарушения по лётной деятельности! Мы не просто переписали инструкции и издали новые приказы. Мы полностью перестроили систему безопасности полётов, сделали её более современной, организовали фильтры, которые нам помогают выявлять возможные недостатки, превентивных мер стало намного больше.

Мы в марте возобновили полёты, наш парк весь загружен, нас горячо встречали наши пассажиры – жители отдалённых посёлков. С транспарантами, воздушными шарами встречали!

– Вертолетные прогулки, экскурсии - дорогое удовольствие. Предпринимает ли «Витязь-Аэро» какие-то меры, чтобы сделать их доступнее? Есть способы снизить цену, удешевить? Входит ли в итоговую цену, которую оплачивает турист, «маржа за впечатления»?

– Для нас «маржа за впечатления» - это количество туристов! Не стоит думать, что вертолетные или другие авиационные перевозками высокодоходный бизнес. И да он дорогой, если делать всё с соблюдением регламентов. Пространства для ценового маневра крайне мало, что можем – мы делаем. Приведу такой пример – начиная с 2016-го и по 2021-ый год, мы поднимали стоимость экскурсии до Долины Гейзеров на тысячу рублей ежегодно. Мы это делали для того, чтобы у туристов оставалась возможность туда съездить. Но мы не можем сдерживать глобальный рост цен на всё – в этом году мы вынужденно подняли цену на экскурсию на пять тысяч и сейчас одному туристу экскурсия обойдётся в 52 тысячи. Это шестичасовая экскурсия, с трансфером, с питанием, три посадки – Долина гейзеров, кальдера вулкана Узон, и Налычевская долина. С курильского направления это – озеро Курильское с катанием на лодках, кратер вулкана Ксудач, и Ходуткинские горячие источники.

- А короткие маршруты вы предлагаете, чтобы не 50 тысяч, а ощутимо меньше?

– Да, предлагаем, конечно. Есть маршруты в пределах 35 тысяч – без посещения заповедников, потому что львиную долю стоимости экскурсии составляет цена билета в заповедник.

- Есть ли возможность «просто полетать», домашние вулканы, например, посмотреть?

- Есть и такие предложения у нас, конечно же, но они не пользуются популярностью. У нас была авиакомпания «Камчатка» - сейчас она объявила о прекращении деятельности: они предлагали такие полёты на самолёте Cessna. Мы были этому очень рады – туристический поток разбавлялся, у людей появился выбор. Мы были в тесном контакте с «Камчаткой», они собирались перебазироваться на нашу взлетно-посадочную полосу, которую мы введём в эксплуатацию этим летом. Но, увы, производитель— Cessna aircraft company — отказался поставлять уже заказанные «Камчаткой» самолёты из-за событий на Украине. И теперь это направление свернулось, а мы продолжаем предлагать такие полёты, хотя на самолёте они, конечно, дешевле. До 2019 года японские туристы часто брали такие облётные маршруты. Но это, как я уже говорил, работа туристических компаний – если туркомпания захочет продать такой облёт, она его продаст.


фото: Фёдор Борисов

– Вы строите свою взлетно-посадочную полосу? Можно поподробнее? У вас есть планы по организации самолётных экскурсий, перевозок?

– Мы в августе уже рассчитываем ввести нашу ВПП в эксплуатацию. Рассматриваем варианты сотрудничества с теми перевозчиками, которым она может быть нужна. Мы планировали заниматься самолётами, но сейчас эти планы, как и прочие инвестиционные программы, мы поставили на паузу, пока полностью не восстановим то состояние компании, те показатели, которые мы имели до пандемии. Мы рассчитывали работать с самолётами L-410, смотрели и на ТВС-2ДТС – тот, что сейчас все знают как «Байкал». Мы смотрим только на российский авиапром, но на сегодняшний момент приобретать в России из такого класса самолётов нечего.

- Чего вы ждёте от этого сезона?

- Мы с оптимизмом смотрим на грядущий сезон. Мы уверены, что туристов будет много, средств размещения на Камчатке становится всё больше, а это долгое время было тоже одним из сдерживающих факторов. Надеемся, что и качество этих мест размещения, инфраструктура туристическая будет на высоте, так, чтобы о пребывании на Камчатке только позитивные отзывы были. Мы примем всех туристов, отвезём куда они захотят качественно, безопасно, чтобы они вернулись домой полные впечатлений с фотографиями на фоне наших красот и наших раскрашенных вертолётов, чтобы это им запомнилось на всю жизнь!

 

 

29 июня: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика