Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Орлан – птица владивостокская

Как фотографы Владивостока приручили диких орланов

Величественные и недоступные, обаятельные и даже комичные, романтичные и трогательные – такими предстают краснокнижные орланы на снимках фотографов из Владивостока. В начале апреля царственные птицы покидают столицу Приморья, чтобы вывести птенцов вдали от городской суеты, окунуться в которую еще десять лет назад так массово они не стремились. А теперь каждую зиму проводят время в компании с фотографами, которые кормят птиц селедкой и с удовольствием их снимают.

Орлан – птица владивостокская
Фото: Ольга Васик

Вплоть до конца марта увидеть орланов в центре Владивостока можно с той же вероятностью, что и чаек. Посреди городского шума они проводят сытую зиму, которую им обеспечивают любители птиц и фотографы. Весной краснокнижные хищники встают на крыло и покидают Владивосток. А когда-то их и вовсе не было – так, залетала одна-другая особь и, не найдя корма, обходила стороной эту оживленную и шумную точку на карте.


Поначалу орланы не совались в центр, на набережную Цесаревича. Они высматривали добычу в порту – при перегрузке рыбы кое-что падает за борт. Этим немногочисленные хищные птицы и довольствовались. Пути орланов изменились, когда фотографы соблазнили горделивых птиц дармовой рыбой, чтобы сделать удачные кадры. Первооткрывателем фотоохоты на орланов во Владивостоке стал Евгений Слободской, но массовый интерес людей с фотоаппаратами возник тогда, когда орнитолог-любитель Ольга Васик стала выкладывать в социальные сети свои «трофеи»: фотозарисовки из жизни осторожных птиц, которые подпускали её к себе достаточно близко.


Ольга работает в Дальневосточном отделении РАН, но не учёным, а главным специалистом управления организации научных исследований. Птицами, и не только орланами, интересуется давно и не по долгу службы, а по велению души и сердца. 


Ольга Васик, фотограф, орнитолог-любитель, главный специалист УОНИ ДВО РАН

Всегда, когда есть возможность, отправляется вместе со своими друзьями-учёными в экспедиции по изучению птиц в самых отдаленных уголках Дальнего Востока – в качестве фотографа.

Войти в доверие этих диких птиц было и просто, и непросто. Пропуском в мир орланов для Ольги стал пакет свежемороженой селёдки: с таким гостинцем встречает она их в декабре, когда встает лёд в бухтах окрест Владивостока. Спустя пару сезонов птицы стали узнавать свою кормилицу в лицо.

Так и появилась у орланов новая питательная локация, да не где-нибудь, а прямо в центре города. Благодаря соцсетям, захватывающие фотокадры пикировок орланов увидели горожане и другие собратья Ольги по объективу. Ольге удалось собрать вокруг своего увлечения целое сообщество почитателей красивых и редких птиц. И теперь зимой, на набережной Цесаревича, можно видеть целые группки людей с фототехникой и пакетами рыбы. 


Орланы охотно принимают щедрое угощение. Они съедают свою добычу сидя на льду или прямо на берегу, а после сытного обеда рассаживаются по деревьям, вдоль набережной и наблюдают за жизнью города.


Через несколько зим Ольга заметила, что в Золотой рог на точку кормёжки прилетает всё больше орланов. К примеру, этой зимой над бухтой кружили до 20 особей. Есть как орланы-белохвосты, так и очень редкие белоплечие орланы.


– Орланов можно встретить в Японии на Хоккайдо, на Парамушире, на Камчатке – в дикой местности. Но вот чтобы они появлялись в городе, да еще так массово, это редкость, - рассказывает Ольга. – Их интерес понятен: орланы предпочитают не тратить силы на добывание пропитания самостоятельно, если есть искусственная кормовая база. Так поступают многие птицы: самые известные из них синицы и воробьи. Но как только прекратится кормёжка, они улетят добывать пищу в другое место.

Орнитолог Олег Бурковский уверен: мы наблюдаем уникальную историю, когда дикие птицы обитают в среде, которую создал человек. Они приспособились к новой среде, чтобы выжить.


– Для всех животных, птиц зима это стресс. И доступность корма в эти тяжелые месяцы – на первом месте. Наверное, орланы почувствовали безопасность, поэтому стали кормиться от человека. И это несмотря на интенсивное движение автомобилей, ночное освещение, высокий уровень шума. У орланов, как и у всех птиц, действует «стайность»: если одна птица держится на территории, другая смотрит и повторяет. Это объясняет их массовое скопление в Золотом роге. Честно говоря, я не знаю другого похожего случая, чтобы орланы обитали в городе. Это «фишка» Владивостока и его украшение, – говорит Олег.


Разглядывая кадры со съемок, Ольга Васик поняла, что ежегодно на набережную прилетают одни и те же орланы. Если приглядеться опознать их несложно - каждая птица уникальна и явно выделяется среди своих сородичей – по отсутствию когтя на лапе или по разорванному крылу, или даже по осанке и манере держаться. Так появились яркие главные герои фотосессий, любимчики: Эквилибрист, Старый Солдат, Самурай, Бородач и другие – фотограф закрепила за ними характерные эмоциональные прозвища.

Удивительно, сколько эмоций можно считать на каждом птичьем «лице», в каждом взмахе крыла и позе. Вот орлан обиделся, подбоченился и насупился. А вот не выспался и, нахохлившись, смотрит исподлобья. Этот весел и доволен жизнью, смотрит на всех свысока – и в прямом, и в переносном смысле. Порой, между птицами разворачиваются целые спектакли с комичными и драматичными сценами. Всё как у людей: борьба за власть, борьба за лакомый кусок, любовь.


На самом ли деле орланы полны эмоций, или люди видят их такими – неизвестно, но в накале страстей птицы, порой, делают вещи, не свойственные их природе.

Так, Эквилибрист заслужил своё прозвище за немыслимые для орланов пируэты – он ест рыбу прямо в воздухе, в полете. Обычно так пытаются делать молодые орланы, взрослые – более опытные предпочитают сесть на дерево или на лёд и там пировать. Вообще орлан не самая маневренная птица и схватить трофей в воздухе для него, в самом деле, эквилибристика высочайшего уровня. Добавить к этой картине конкуренцию с вездесущими чайками и воронами, которые только и ждут, когда летящая из рук человека рыба сверкнёт в воздухе, и становится очевидно, каких высот достиг Эквилибрист в управлении своим телом.


Иногда в воздушных баталиях орланы падают в воду. Как-то Ольга наблюдала картину, когда упавший орлан достаточно долго, метров 20-30, плыл к берегу, что случается очень редко, ведь это абсолютно не водоплавающий вид, у них намокает оперение и они могут легко погибнуть. Был сильный мороз с ветром, орлан вымок, но выбрался на берег. Но пока он плыл, другой орлан пытался его притопить, что тоже нехарактерно для этого, в общем-то, дружелюбного и невоинственного вида пернатых.


– Птицы – они как люди. У них однозначно есть и эмоции, и настроение. У них нет мышц на лице, чтобы показать мимику, но в арсенале есть взгляд, поза, манера держаться. Птицы не умеют притворяться, поэтому их поведение полностью соответствует внутреннему состоянию на данный момент. И, кстати, они способны «узнавать» отдельных людей – так же, как собаки или кошки. Ольгу они считают за «свою». Никаких сомнений в том, что этот фотограф прикормила целую группировку, у меня, как у специалиста, нет. Это полностью ее заслуга, – комментирует Олег Бурковский.


Интерес к этому необычному содружеству дикого орлана и городского человека оказался столь явным, что уже через несколько лет у мастеров фотографии накопилось много материала, которым они решили столь же щедро делиться. Так во Владивостоке появился фотофестиваль орланов.


Сейчас наступает весна, и орланы торопятся найти уединенные места, чтобы высидеть потомство. Лёд в Золотом роге сошёл, теперь охотиться орланы могут повсеместно. Они нарезают прощальные круги над городом, а их опекунам и любителям птиц лишь остаётся ждать следующего декабря.

21 мая: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика