Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Россия и КНР в углеродной нейтральности

О подходах стран-соседей по достижению нулевых парниковых выбросов

Россия и КНР в углеродной нейтральности
Фото: пресс-служба правительства Хабаровского края

Вадим Москвичев

руководитель «Ванинского центра лесоводства», эксперт в области лесоклиматических проектов

Наши соседи – КНР - существенно продвинулись в экологических вопросах. Движение в сторону экологически цивилизованного общества теперь закреплено на конституционном уровне. Глава китайского государства Си Цзиньпин заявляет, что все страны должны сообща добиваться эффективности в защите окружающей среды, экономическом развитии, создании новых рабочих мест и искоренении бедности.

К 1981 году в Китае только 12% территории было покрыто лесами. Лесовосстановлением стали заниматься во времена правления Си Цзиньпина, с 2012 года. Через четыре года Китай присоединился к Парижскому соглашению по климату, и для эффективного сокращения вредных выбросов стране стало необходимо интенсивнее увеличивать свои лесные ресурсы.

Политика Поднебесной в этой сфере строится на трех основных аспектах. Первый - борьба с опустыниванием: программа «Зеленая китайская стена» рассчитана до 2050 года, проект охватывает полосу территории длиной 4,5 тыс. км и шириной от 560 до 1460 км в 13 регионах китайского севера - от Синьцзяна на северо-западе до провинции Хэйлунцзян на северо-востоке, которая граничит с российским Дальним Востоком. К 2018 году правительство высадило деревья на площади 31 млн га, доведя коэффициент олесения региона до 13,8%.

Другой вектор – лесовосстановление для декарбонизации экономики. В 2020 году председатель КНР Си Цзиньпин объявил о планах по достижению страной к 2030 году пика выбросов и выходу на углеродную нейтральность в 2060 году. Одним из условий достижения углеродной нейтральности станет лесовосстановление.

Законодательная база страны в лесовосстановлении в основном охватывает защиту лесов и лесопользование. В 2020 году был пересмотрен Лесной кодекс КНР, который усилил меры контроля за зелеными насаждениями и запретил вырубку естественных лесов. Кроме того, кодекс в очередной раз утвердил обязанность граждан КНР участвовать в лесопосадках: за пять лет каждый гражданин должен высадить в землю от трех до пяти деревьев.

Правительство Китая проводит политику возвращения лесов через долговременные проекты. Кроме перечисленных, в них входят «Защита Пекина и Тяньцзиня от пыльных бурь», «Защита естественных лесных ресурсов», «Строительство природных заповедников» и «Создание баз по быстрому выращиванию высокоурожайной деловой древесины». Конкретные решения принимаются властями регионов, исходя из собственных условий.

Внимание к лесовосстановлению в последние годы принесло результаты. По данным отчета госуправления лесного и степного хозяйства в 2018 году лесами было покрыто 21,7% территории КНР, к 2020 году показатель удалось поднять до 23%. К 2025 году гослесуправление планирует повысить до 24,1%, а к 2035 году до 26%. Реализация лесовосстановительных программ – приоритет государственных структур, в том числе лесхозов.

Среди всех регионов Китая повышенное внимание к ситуации с лесами уделяется северо-востоку - регион страдает от пыльных бурь, наводнений, а также обладает старой промышленной базой. Одним из успешных примеров лесовосстановительной стратегии страны является провинция Хэйлунцзян. Там реализуют собственный курс возвращения лесов. В 2021 году правительство региона разработало приложение для «умной» обязательной посадки деревьев: жители могут пожертвовать средства на высаживание дерева, а также следить онлайн за судьбой растения.

Важным шагом стала организация рынка углеродных полигонов. Региональные власти выстроили систему с участием гослесхозов и частных фирм, где частники играют роль источников капитала и технологий. Также в последние годы в провинции создали развитую индустрию саженцев. По данным Хэйлунцзянского управления лесного хозяйства, в 2018-2021 годах в развитие питомников вложили $15,6 млн бюджетных средств, а на территории хозяйств вырастили более 70 млн саженцев. Приоритет отдается приспособленным для местного климата видам, а высаживают в шести разных лесовосстановительных районах - в основном в западной, южной и восточной части провинции.

Благодаря лесовосстановительным работам провинция Хэйлуцнзян покрыта лесом на 47,3% от общей площади территории в 2021 году. Планируется, что к 2025 году к высаженным в прошлый период 390 тыс. га добавятся еще 333 тыс. га лесонасаждений. Провинция должна сыграть значимую роль в достижении пика выбросов – к 2030 году местные карбоновые полигоны будут поглощать 0,05 петаграмм вредных выбросов, или 4,5% от общекитайских.

Россия не осталась в этом вопросе в стороне. Правительство утвердило стратегию социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года. Президент РФ Владимир Путин озвучил цель по достижению углеродной нейтральности Россией к 2060 году. С учетом того, что ряд европейских стран ставят подобную задачу к 2050 году, а Китай с определенными оговорками к 2060 году, можно сказать, что наша страна после данного решения вошла в клуб стран, которые окажут наибольшее влияние на климатические процессы в ближайшие десятилетия.

Разрабатываемая стратегия входит в так называемый «климатический пакет», который подготовлен минэкономразвития России в рамках реализации Парижского соглашения (в пакет также входят законопроект о регулировании выбросов парниковых газов, указ Президента о сокращении выбросов к 2030 году, национальный план адаптации к изменению климата и определяемый на национальном уровне вклад Российской Федерации в реализацию Парижского соглашения).

Из текста стратегии следует, что страну ждет стимулирование безуглеродных и низкоуглеродных технологий в энергетике, модернизация реального сектора экономики, жилищно-коммунального хозяйства, исследования в области производства и использования водорода, формирование системы финансирования климатических проектов и поощрения компаний, которые ими занимаются.

Набор мер, предусмотренных стратегией, позволяет снизить выбросы парниковых газов к 2050 году на 14% от текущего уровня, а с учетом поглощения парниковых газов российскими экосистемами их нетто-эмиссия может сократиться на 60%.

Одним из первых шагов реализации данной стратегии стал законопроект о проведении в отдельных регионах страны эксперимента по ограничению выбросов парниковых газов. Опытным полигоном для достижения углеродной нейтральности стала Сахалинская область. В рамках эксперимента на Сахалине начнут внедрять и отрабатывать методики и технологии, которые помогают не только сократить выбросы парниковых газов, но и повысить их поглощение, в том числе с помощью применения специальных экономических и финансовых стимулов. Пройдут тестирование системы учета выбросов и обращения углеродных единиц.

За минувший год на острове провели масштабную работу на пути к декарбонизации и последующей продаже углеродных единиц. По мнению главы области Валерия Лимаренко, Сахалин готов к решению таких задач, как достижение углеродной нейтральности к 2025 году, развитие ВИЭ и водородной технологии. Местные власти планируют 5 сентября запустить программу по достижению углеродной нейтральности. Сейчас завершается работа над подзаконными документами нормативной базы. По словам Лимаренко, планы по достижению углеродной нейтральности к 2025 году остаются – должны сократить 1 млн 200 тонн Со2. Первые шаги реализации – это уход от дизельных и мазутных котельных и полностью газификация области. К 2025 году на газ должны перевести 145 котельных, а отдаленные уголки региона - 15 процентов потребителей - переведут на сжиженный природный газ. Там уже есть малотоннажный завод, который поставляет СПГ на внутренний рынок, сейчас строится еще один.

В дальнейшем к эксперименту могут быть подключены еще несколько субъектов Российской Федерации. От его результатов будет зависеть, как Россия справится с выходом на углеродную нейтральность.

Между тем, в России уже есть отработанное законодательство по лесокомпенсационному восстановлению, а также региональные практики, исходя из которых и составляются рейтинги Рослесхоза, а затем в каждом регионе высаживают свои объемы. Есть сеть питомников, есть нормативная база, есть правила лесовосстановления, правила приемки – все это отражено в Лесном кодексе.

А вот рынок карбоновых единиц пока добровольный. И пока нет прямых жестких накладных расходов для бизнеса, которые бы заставили искать пути для снижения этих издержек. Но при этом у каждого крупного предприятия есть своя стратегия достижения углеродной нейтральности. К примеру, одна из компаний, осваивающая крупное месторождение в Хабаровском крае, в ближайшие четыре года планирует высаживать по пять тысяч гектаров – огромная площадь, да и стоимость работ немаленькая – 4 млрд рублей.

А вот когда снижать выбросы уже будет нельзя и надо будет платить – здесь и нужна денежная мотивация: или они возьмут на себя эти расходы, как на Сахалине, где одна тонна = одна тысяча рублей, или лес придется садить. Но, к сожалению, пока нет механизма, как и нет внятности. Первый эшелон компенсации работает, он устоялся и его признали - вот его и надо соединять со вторым эшелоном, лесоклиматическим проектом. А операторы на местах подхватывали бы оба направления: как технологически, так и по мощности, по горизонтам планирования.

Получается, когда за счет «компенсационки» создаются лесоплантации и карбоновые фермы –удается отстроить экономически обоснованную, современную модель использования лесов, когда включаются одновременно несколько видов использования, не противоречащих друг другу. А ведь есть еще социальная составляющая, когда удаленные поселки в лесистой местности могут выполнять роль лесоплантаций.

Россия располагает колоссальными климатическими ресурсами – лесными массивами и разными природными экосистемами, являющимися поглотителями парниковых газов. На территории РФ находится 22% площади мировых лесов. Но на данный момент полный и объективный учет поглощений парниковых газов российскими лесами не обеспечен. Стимулирование и поддержка снижения выбросов парниковых газов за счет повышения энергетической эффективности промышленности и инфраструктуры – это важная часть. Но стоит обратить внимание и на создание необходимой нормативной базы для привлечения инвестиций в реализацию проектов по сокращению выбросов и увеличению поглощений парниковых газов в лесном секторе (в том числе, проекты по лесоразведению, лесовосстановлению и охране).