Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Хождения за три моря

Российским экспортерам попасть на рынок Индии, который приобретает для РФ все большее значение, как во времена купца Афанасия Никитина, становится не просто.

Индия может стать крупнейшим потребителем российской продукции и вместе с КНР способна заместить большую часть выпадающего объема поставок сырьевых ресурсов из РФ в государства, присоединившиеся к санкциям. Однако развитие товарообмена между странами затруднено логистикой – Россия не имеет крупнотоннажного флота для масштабных перевозок навалочных и генеральных грузов. EastRussia разбиралась, на кого в этой ситуации может положиться страна.

Хождения за три моря

Второй после Китая

Согласно прогнозу ООО «УК “РМ Рейл”», в Евросоюз в 2022 году может быть недопоставлено 25 млн т угольной продукции (с августа начнет действовать эмбарго на экспорт этого энергоносителя из РФ, предусмотренное пятым пакетом европейских санкций, но еще раньше страны ЕС стали сокращать его ввоз). От российских поставок также отказывается Япония, что еще приведет к потерям примерно 5 млн т. Тем не менее Индия в текущем году может значительно увеличить импорт угля из России – на 18 млн т.

Кроме того, появляется информация о возможности увеличения индийскими потребителями закупок российской нефти (потери экспорта нефти и нефтепродуктов из РФ на сегодня оцениваются в 16 млн т). Поскольку Индия является крупным производителем стали в мире, входит в топ-10 ее экспортеров (в 2021 году она поставила на внешние рынки более 20 млн т сталелитейной продукции), есть перспективы для наращивания в эту страну отправок и кокса и железной руды.

Об интересе к индийскому рынку говорят представители бизнеса. Как ранее информировала глава компании «Колмар» Анна Цивилева, в то время как от российского угля отказывается Евросоюз, Япония и Южная Корея, больше угольной продукции обещает импортировать из России Индия. Эта страна - достаточно молодой и весьма перспективный рынок, пояснил заместитель гендиректора Восточной горнорудной компании (ВГК) Степан Карапетян: «Он сейчас по потреблению в мире второй после Китая». ВГК, которая разрабатывает крупнейшее на Сахалине угольное месторождение, подписала с индийской стороной несколько контрактов. Объем отгрузки через порт Шахтерск в эту страну, как ожидается, возрастет в 2022 году до 2–2,5 млн т.

Различная номенклатура товаров перевозится между Россией и Индией в контейнерах. В частности, основу экспортного грузопотока из РФ сейчас формируют удобрения, бумага, рулонная сталь, абразивный материал, в Россию импортируются электроприборы, техника, промышленное оборудование, неопасная химия, текстиль, пищевая продукция.

 

С привлечением иных стран

По словам замруководителя отдела логистики компании «Рускон» Алексея Афанасьева, несмотря на серьезные планы, сегодняшнее состояние контейнерного трафика с Индией оставляет желать лучшего: если импорт оттуда более заметный, то российского экспорта из-за отсутствия регулярных морских сообщений мало. Есть возможности задействовать мультимодальные сервисы через Азербайджан, Турцию и Иран, но, к примеру, иранская сторона не готова к тому, чтобы такие перевозки организовать на нормальном уровне. «Что касаемо Турции, то на текущей волне перевозчиков и контрагентов, которые очень хотят работать <c нами>, невероятное количество, но 80–90% из них – господа не очень ответственные», - предупреждает Алексей Афанасьев.

Тем не менее доставка контейнеров морем с перегрузом в портах третьих стран пока что наиболее распространена. Например, сегодня контейнерные перевозки возможны из Индии во Владивосток с трансшиппингом в Нинбо (КНР), сообщил заместитель директора по развитию бизнеса ООО «Феско интегрированный транспорт» Максим Буханов. Время доставки контейнера во Владивосток с учетом схемы перегруза в китайском порту может занять примерно 30 дней.

Параллельно делаются попытки связать Россию и Индию прямыми морскими линиями. В июле из Новороссийска маршрутом через Суэцкий канал отправлен контейнеровоз в индийский порт Нава-Шева (Мумбаи). Грузы планируется отправлять в Индию пока раз в месяц по согласованному графику, в дальнейшем количество судозаходов может быть увеличено до двух. Время следования по морю - около 14–15 суток. В рамках сервиса по запросу клиентов доступна транспортировка привлеченным фидерным судном из Нава-Шева в другой индийский порт Мундра, а также доставка контейнера до конечного получателя автотранспортом вглубь Индии.

Обкатывается логистика по МТК «Север – Юг» с использованием инфраструктуры Прикаспийских стран. В начале июля из Подмосковья отправился контейнерный поезд по восточной ветке этого транспортного коридора (Москва – Озинки – Семиглавый Мар – Болашак – Серхетяка – Инче Бурун), пролегающей через Россию, Казахстан, Туркменистан, Иран. По прибытию в иранский порт Бендер-Аббас контейнеры перегрузятся на судно, следующее в конечный пункт назначения – Нава-Шева. Ориентировочно транзитное время займет 35–37 дней при протяженности маршрута свыше 8 тыс. км.

 

Афганский транзит

Сегодня бизнесу приходится задействовать и сугубо сухопутные пути сообщений. Как рассказал советник президента Национального исследовательского центра перевозок и инфраструктуры Глеб Зазнов, есть несколько российских компаний, которые возят груз в Бирму и северную Индию автотранспортом через Китай. Правда, стоимость такой перевозки крайне высока. Более выгодным, считает эксперт, может стать интермодальный маршрут в Индию через Афганистан и Пакистан.

По его словам, экспортные поставки рационально организовать сначала по железной дороге до Мазари-Шарифа, расположенного на севере Афганистана, недалеко от границы с Узбекистаном. Далее путь предстоит автотранспортом по направлению Мазари-Шариф – Исламабад.

Нынешние власти Афганистана заинтересованы в транзите товаров, уточнил Глеб Зазнов, хотя должны быть предоставлены гарантии сохранности груза и организовано их сопровождение. Единственное, афганская сторона на сегодня не располагает перегрузочными мощностями и магистральным транспортом. Поэтому российским грузовладельцам целесообразно найти пакистанского партнера с автопарком, который сможет перегружать в Афганистане или непосредственно в Узбекистане контейнеры на автоприцепы, доставлять груз до железнодорожной станции в Пакистане с повторным перегрузом и адресацией индийскому получателю.

Географически для экспортеров южного Урала и Кузбасса это будет самое короткое транспортное плечо в Индию в сравнении с окружными маршрутами, отмечает эксперт. Впрочем, признает он, пропускные способности железнодорожного участка до Мазари-Шарифа сильно ограничены, на афганскую сторону возможно передавать пока не больше одного поезда в сутки.

Член научного совета Российской ассоциации экспедиторских и логистических организаций Александр Тысячников однако не видит перспектив для российского экспорта на данном направлении вследствие геополитических рисков. На пакистано-индийской границе периодически возникают конфликты, указывает он, кроме того, Исламабад, где нынешней весной заступило новое, проамерикански настроенное, правительство, ввел запрет на прием грузов из России. «Сегодня те, кто торговал с Пакистаном, сначала завозят груз в ОАЭ, придавая ему ближневосточное происхождение. После этого он следует в Пакистан, напрямую <перевозка> из России запрещена», - проинформировал представитель ассоциации.

 

Как провожали пароходы

Но еще большей проблемой для обеспечения внешнеторговых связей выступает нехватка флота. «Много ли <морских> перевозчиков между Ираном и Индией? Я знаю только одну – Государственную иранскую судоходную компанию, – рассказывает Александр Тысячников. – У Индии и Ирана было совместное судоходное предприятие. Но когда в 2010 году ввели усиленные санкции против Тегерана, индийцы вышли из СП».

У Ирана регулярные морские связи с Индией (с портами Нава-Шева и Мундра) обеспечивают всего три судна номинальной вместимостью 2,2 тыс. TEU (контейнеров в 20-футовом эквиваленте). Свободной вместимости для российского груза нет, подчеркивает эксперт, поскольку эти линии завязаны прежде всего на поставках между соседними странами сельхозпродукции. Только одиночные контейнеры иранцы могут взять на борт, за очень хорошие деньги, рассуждает он. Между тем в 2021 году объем контейнерного трафика между РФ и Индией составил 195 тыс. TEU. Для таких объемов требуется более 40 судов. У самой Индии для развития линейного судоходства с РФ нет дополнительного флота. The Shipping Corporation of India имеет в распоряжении три контейнеровоза, но они заняты на сообщениях с Европой.

Вопрос транспортного обеспечения торговли с Индией уходит в плоскость глобальной российской проблемы. «В середине 1990-х люди, тогда находившиеся у власти, говорили, а зачем нам морской транспорт. Все, что нам нужно, нам привезут. В результате мы по большому счету лишились наших пароходств…Есть условный «Совкомфлот», но это нефть и газ, а как быть с генеральными грузами», - говорит Александр Тысячников.

В итоге, отметил он, Россия оказалась в полной зависимости от иностранных судовладельцев (отечественным флотом перевозилось не более 2% объемов российской внешней торговли), многие из которых покидают наш рынок: из 15 крупнейших морских перевозчиков после 24 февраля приостановили работу с РФ 12 компаний.

В качестве примера для подражания представитель Российской ассоциации экспедиторских и логистических организаций привел Китай. Развивая экспортоориентированные производства, он активно строил торговый флот. Только в прошлом году в КНР появились две новые судоходные компании для перевозок собственного экспорта/импорта.

При этом рассчитывать на помощь китайских моряков России не стоит, считает эксперт. Сейчас судовладельцы из Поднебесной практически не принимают российский груз, предлагая для него сухопутные направления через железнодорожные погранпереходы. При этом цена на трансграничную перевозку по железной дороге за последний месяц выросла на 30%.

«Одна из причин (переориентации грузов на железнодорожный транспорт и роста ставок на вагонные отправки – прим. ред.) – заработавший после ковидных ограничений Шанхай. Тот отложенный экспорт, который был в регионах центрального Китая, пошел в Европу. Соответственно, мест на пароходах не хватает из-за резкого спроса. И КНР часть экспорта переориентировала с согласия европейских стран на сухопутное плечо, невзирая на то, что груз идет транзитом через РФ», - сообщил Александр Тысячников.

Как заключил эксперт, в любом случае для России наступает время инвестировать в постройку торгового флота. Вопрос, правда, насколько к этому готовы и заказчики и отечественные судостроители. «Советский Союз владел большим крупнотоннажным флотом. Мы с тех пор продавали, продавали его, продали быстро. А построить так быстро не успеем – нет ни верфей, ни денег», - говорит один из топ-менеджеров крупной компании-экспортера.

Он рассказал, что сейчас при участии Российского экспортного центра, Минпромторга, Минтранса РФ прорабатываются схемы субсидирования затрат в новый флот со стороны государства. Между тем возникает несколько важных моментов. «В условиях того, что любой признак российской финансовой поддержки будет практически закрывать для судна вход в целый ряд портов, совместить господдержку и свободное плавание будет очень трудно. Пока нет никакой юридической конструкции. Есть добрая воля построить, профинансировать, а решения, как это совместить с транспортной гибкостью, нет. Это означает, что промышленные компании должны на свой страх и риск инвестировать, привлекать деньги на любых приемлемых условиях», - заключил представитель компании.